ГРЕБАНЫЙ СТЫД

На ночь глядя оно все сложилось в картинку.

Я долго-долго думала над обсуждением публичного кормления грудью. Суммирую найденное:

  • Некий процент граждан признается, что сам факт кормления ребенка, будь то скрытый или открытый — им противен. Что-то само в идее, что младенец сосет молоко из груди матери вот прям омерзительно. Я не буду повторять эпитеты и сравнения, они этого не заслуживают. Оставим это психотерапевтам.
  • Большой процент граждан к идее кормления ребенка относится спокойно, но считает это «интимным», «таинством», «не для чужих глаз». При том, что я никакого таинства в том, чтобы накормить ребенка не вижу, я вполне понимаю такую картину мира. У меня тоже есть свои области, которые я не готова обсуждать публично, и так же я много раз сталкивалась с тем, что то, о чем я готова совершенно спокойно говорить, для кого-то слишком личное. Это нормально, у нас у всех очень разная классификация личного и открытого, пока мы не ожидаем и не требуем, что сторонний человек должен разделять и следовать нашей, это и есть нормальное положение вещей. Однако, было бы интересно покопаться в природе такой «таинственности» кормления ребенка. Что делает таинство — таинством? Эмоциональная близость в этот момент? Она проходит, если кормить из бутылки? Стоит ли предположить, что мамы-искусственницы не имеют эмоциональной близости с ребенком? Что близость угасает, как только к груди прибавляется пюре? Получается, что таинством кормление ребенка делает не близость как таковая, а использование в этой близости женской физиологии. С этой точки зрения таинством являются, например, роды. Однако мамы, высказывающие неготовность лежать распятой лягушкой под комментарии консилиума под прожекторами, а стремящиеся избежать вмешательства в таинство из таинств, преследуются, как городские сумасшедшие. Интересный феномен. Более того, само высказывание мнений о том, что «это таинство, прикройтесь» по сути — оксюморон, ибо именно этими мнениями вся идея таинства нарушается. Крепкое общество недрогнувшей рукой выпускает несдерживаемый поток инструкций о том, как именно должно происходить таинство, где, по какому расписанию, в каком виде и с каким выражением лица. У вас, мамаша, сейчас будет таинство, поэтому марш в туалет и прикройтесь ветошью, мы проследим.
  • Большинство способно терпеть этот непривычный и вызывающий смущение акт еды ребенка, только если «не выпячивают», «не вываливают», «не демонстративно». Вот это для меня самое дикое и интересное. То есть общество, в принципе, готово снизойти до терпения акта, если его скрывать. Более того, оно готово иногда даже понять, что вот бывает так, что скрыть не получилось, приспичило, шарфик или палантин забыли, спрятаться не удалось, туалет занят. Но оно готово понять, если женщина это хотя бы пытается скрыть, а не делает «демонстративно». Я пыталась получить ответ на то, как именно отличается «просто кормление» от «демонстративного кормления». Как выглядит процесс попытки скрыть кормление ребенка? Из десятка таких вопросов только один ответ был сформулирован, и сформулирован он был примерно так: «когда по ней понятно, что ей стыдно«.

То есть, дорогие мои, общество даже готово потерпеть кусочек тела, случайно предъявленный обществу, если удостоверится, что нам стыдно.

О, этот стыд, пронизывающий все!

«Как тебе не стыдно!!» восклицает родитель, не умеющий по-иному повлиять на ребенка. «Стыдно должно быть!» получает ребенок с самых ранних ошибок. Я тут на досуге почитала побольше психологического про стыд. Стыд не является врожденным, а исключительно приобретенным состоянием. Стыд формируется, когда в качестве реакции на себя маленький человек сталкивается с нелюбовью, презрением, разочарованием, отвержением. Это неприятнейшее переживание собственной низости, неадекватности, негодности — единственный вывод, который может сделать ребенок, когда родители отвергают его за то, какой он есть. Он же не может изменить себя — вдруг стать взрослым, умным, аккуратным, он не может изменить то, что он уже случилось — не может обратно вплюнуть выплюнутое пюре, стереть из воздуха слова «бабушка плохо пахнет», обратно не испугаться сказать маме, что потерял игрушку или порвал одежду. Если вместо того, чтобы объяснить ребенку произошедшее, объяснить ему, почему это случилось (ты просто не знал, что так не нужно говорить), одновременно сказав ему, что это нормально , такое случается, с ним все в порядке (то есть попустительствовать и потакать в терминах подавляющего воспитания) — его наказывают отвержением, презрением, стыдят. И он переживает стыд, в котором очень-очень плохо, и который, если сильно много это делать, дорастет до токсического стыда, стыда себя самого, что вот такой глупый, никчемный и ни на что не способный он уродился. Я не буду удаляться в эту тему, есть множество литературы, описывающей, насколько токсический стыд влияет на личность и ее развитие. Скажу кратко — очень плохо влияет.

Вторая роль стыда, кроме управления ребенком — это управление обществом. Еще с Адама и Евы, которые были наказаны за любопытство чувством стыда, всевозможные институты внедряют стыд, как способ держания в узде свободы личности. Этакая колючая проволока под напряжением, которая шарахает тебя гадким чувством каждый раз, когда ты нарушаешь норму. Как и любое лекарство, в капле лечит, в лошадиной дозе становится ядом.

Посмею утверждать, что исторически мы все плаваем в нечеловеческом количестве стыда буквально за все. И отказ стыдиться — чуть ли не смертный грех. Если ветром женщине задерет юбку, она застыдится и одернет ее, и ее простят. Если женщина посмеет выйти без юбки, то она становится бесстыдницей.

То есть общество зорко блюдет эту круговую поруку стыда, и наказывает тех, кто смеет не стыдиться.

И еще один интересный момент. Мужчины и женщины в патриархальном обществе реагируют на стыжение по-разному. Мужчины склонны чаще проявлять агрессию и нападать на то, что вызывает в них чувство стыда. Женщины пытаются от стыда спрятаться, скрыться, уменьшиться, избежать, быть всячески хорошей, удобной, покладистой. Поэтому настолько тяжело избавиться от «самадуравиновата» — эта конструкция поддерживается со всех сторон.

Скажу еще более страшное, что я замечаю: в патриархальном обществе стыдом пронизано почти все, что связано с женщиной. Оденьте женщину в мужскую одежду — будет «круто», «агрессивно», «необычно», в худшем случае «смешно». Оденьте мужчину в женскую одежду — будет гребаный стыд. Ломка голоса и появление волос на теле мужчины — это огого, возмужал, появление месячных и волос на теле женщины — фуу, стыдно, сбрить, скрыть, никому не говорить и не показывать. Нормы меняются постепенно (и слава богу!), но до сих пор отовсюду это стыжение за все, что так или иначе связано с самым природным, естественным проявлением женскости. Поощряемая женственность — это когда все красиво, где надо подбрито, где надо подделано, накачано, утянуто, и пригодно для использования по единственному назначению — услаждать и  угождать. Почему так бесит кормящая грудь? Потому что это объект для сексуального возбуждения, вот почему.

pregnant-pregnancy-mom-child

Появление ребенка тем самым становится в каком-то смысле угрожающим событием. Потому что женщина с ребенком зачастую не только перестает быть пригодным объектом (невыспавшаяся, не успевающая себя отдраить, как кокарду, занятая вечно), но еще вдруг обретает силу, более сильную, чем необходимость соответствовать желаниям мужчины. Природный инстинкт защиты и заботы о своем ребенке, природная сила, которая дана женщине, чтобы выносить, родить, выкормить своим телом ребенка — это страшная, неконтролируемая патриархатом сила. Почему войны останавливают комитеты солдатских матерей, а не солдатских отцов? Почему мемом яростной требовательности в защиту детей становится уничижительное яжемать, а не яжеотец? Почему и откуда берутся все эти эпитеты насаждения стыда, «выпячивания беременного живота», «демонстративного кормления»? Вовсе не только потому, что чужие дети крикливы и раздражают, а потому что мать — это страшно. Во всех смыслах. С первых лет и первого опыта стыда от ее отвержения, и до взрослости, до нескончаемой собственной борьбы с этим собственным стыдом.

И единственный способ справиться с этим стыдом — это обескровить, унизить, застыдить в ответ. Ударить по этой непокорной силе, по смелости не испытывать стыда за беременный живот, за месячные, за роды, за кормление грудью, за заботу о ребенке — тем же самым оружием, стыдом.

Чтобы было видно, что ей стыдно.

Чтобы она не смела.

И единственный способ разорвать этот порочный круг — это увидеть этот стыд и страх в себе. И не пустить его дальше по кругу.

Пусть смеет.

Может быть тогда ей, смеющей, не нужно будет говорить ребенку «как тебе не стыдно». Ей самой не будет стыдно, ни за него, ни перед ним, ни перед собой, чтобы стыдить его. И может быть тогда вырастут дети, не отравленные токсичным стыдом и скрытой ненавистью к стыдящему, и вид кормящей женщины не вызовет у них собственного чувства стыда и смущения.

И они не попросят ее прикрыться, я принесут ей, чай, например.

25 thoughts on “ГРЕБАНЫЙ СТЫД”

  1. мне после этих споров вокруг гв вспомнился эпизод из московской жизни лет тридцать назад. Мне тогнда было 14. Едем с мамой в автобусе. Рядом сидит молодая женщина. Перед ней как-то то ли уже давно стоит, то ли только что встала (не помню) старая женщина. И вот то ли эта старушка, то ли какая-то радетельница за права старушек говорит этой молодой сидящей женщине: девушка, встаньте. Она отвечает: «девушка» беременная и ноги больные. А та ей: постыдилась бы! И вот тут я своей реакции не помню, а мамину помню. Мама офигела и мне говорит: ну ничего себе. Чего же тут стыдиться-то?

  2. Ольга, не убавить, не прибавить. Большое человеческое спасибо.
    В самой стыда тонны. Мало помалу осознаваемого. Слава богу, хватило ума не стыдить дочек)

  3. Единственная ситуация, когда кормящая мать может кого-то смущать, это, когда рядом находится ребенок, которого в этот момент отучают от кормления грудью. И, если это происходит в ресторане, когда нет возможности просто встать и уйти, то, по-моему, абсолютно нормально вежливо попросить прикрыться, чтобы не травмировать ребенка за соседним столом.

    1. Мне кажется, что и в этой ситуации можно со своим ребёнком поговорить и обьяснить, что у самы молочко уже закончилось, в у той тети ещё нет, что все разные и у всех все по разному. Решать мои проблемы с моим ребёнком чужая женщина не обязана.

  4. С удовольствием прочитала,никогда не думала в эту сторону,но очень отозвалось. Неконтролируемая сила и внутренняя мощь действительно очень раздражают и пугают вот этой вот своей неконтролируемостью,непредсказуемостью,уверенностью и смелостью,а то ишь ты,как бы чего не вышло….первая реакция родной матери на новость о внучке,родившейся дома — боже,стыд-то какой!как же я скажу об этом хоть кому-то?!так и живём.

  5. Все правильно. Отрицание кормления ребенка грудью есть по сути акт сексизма, ибо женская грудь обществом воспринимается только как сексуальный объект. Кто вообще это начал? Кому это выгодно? Почему до сих пор тупые головы распространяют идеи о том, что в женском молоке нет ничего полезного?

  6. Не в стыде дело. Пальцем в носу ковырять не стыдно. Это из той же опреры. Хотите кормить — кормите. Думаю всем вообще все равно чем вы там занимаетесь. Я кормила накрывая ребёнка шарфом . Мне важно выглядеть привлекательно. Дело каждого как, где, чем и сколько кормить. Думаю мужчинам вид обнаженной женской груди только настроение поднимет.

    1. Накрывая РЕБЕНКА шарфом, а не грудь? У меня родились вопросы, уж простите.
      Чтобы выглядеть привлекательно — не «недопустимо как кормящая», или же «сексуально, как с обнаженной грудью, но без обесценивающего сексуальность фактора — ребенка»?

  7. Полностью с вами согласна. Женское тело сегодня находится в тисках общественного мнения, которое поощряет самообъективацию, но при этом на свет рождаются весьма забавные предметы, призванные снизить градус — например, силиконовые наклейки на соски. Ты можешь идти в открытом летнем платье, но не дай бог будут видны очертания твоих сосков — стыдно!

    Поэтому, на мой взгляд, люди, которых так волнует публичное кормление, просто смешивают свой подсознательный страх перед младенцем как таковым (непонимание, отрицание, незнание, инопланетянин же маленький, живет по своим законам, не пойми даже, как на руки его брать) и закоснелый страх перед обнажением женской груди.

    Я думаю, что есть также аспекты страха перед телесностью, выделениями тела как такового (женщин в ряде культур отселяли на время месячных, условно говоря, просто потому, что не пойми чего такое с ней происходит, но явно ничего хорошего).

    Ну а тот факт, что женщины первые против публичного кормления, и вовсе не удивляет. Как известно, главные защитницы женского обрезания и паранджи все те же женщины.

  8. поддерживаю. очень лежит на поверхности, но при этом вы первая, у кого я прочитала про стыд именно в таком контексте. спасибо большое! уверена, что мне это поможет, когда я стану мамой.

  9. Кормлю сына в кафе и ресторанах на деловых встречах, в парках и такси, кормила всю ночь в автобусах, пересекая несколько границ, кормила в замке Фалль и таллиннской телебашне на обзорном 22-м этаже (кстати, чем выше — тем меньше глаз)… Слушаю в близком окружении всё это: «Он из тебя все соки вытянет», «У тебя больное молоко», «Это же так странно, что он сам начинает одежду на тебе приподнимать», — и понимаю, как далеко ещё миру до прогресса. Не знаю, у меня по всем исходным данным мог бы быть этот гребаный стыд, но он куда-то делся. Есть только я и мой сын, вот такой махровый эгоизм. Грудь — это не только таинство, это ещё и глубокая привязанность, жемчужина общения матери с ребёнком. Ни на какие взгляды с закатываниями глаз не ведусь, да, к счастью, и видела-то их буквально пару раз.
    Ольга, спасибо огромное за пост! Удовольствие читать.

  10. Справление нужды-тоже жизненно необходимый процесс.Но если мы начнём все наши потребности и процессы выставлять на всеобщее обозрение,то тогда ничего не останется от интеллигентности и проч.Прелставьтемна минутку монарший двор,неважно,Российский или Британский и спроецируйте ситуацию кормления грудью у всех на виду туда.Невозможно представить,не так ли?Зато картина деревенского быта:поле,покос,мать с младенцем,откинувшаяся на стог сена….Вполне себе представляется.Как и справление нужды публично в той и другой ситуации.Так про что это я?Не про то,что кормление-это позорно,фу,спрячьтесь!Нет!Просто есть свои нормы поведения и определенныемустои в приличном обществе.И не стоит впадать в крайности.Никто не спорит о Польше грудного вскармливания,но,тем не менее,не стоит,девушки)Кормите дома перед мужем,если так уж этим гордитесь.Кстати,автор статьи имеет право на свою точку зрения и не в коем случае не пытаюсь переубедить(да и не имеет смысла,если судить по тону статьи)))

    1. Мне кажется, если Кейт Миддлтон решит покормить грудью на приеме, это будет более, чем естественно. Уже давно в парламентах кормят. А вот сравнение кормление с испражнениями достаточно показательно,

    2. Я прямо не знаю, как вам сказать, но есть одна женщина, которую регулярно изображают за кормлением с голой грудью, и она почитаема больше всех земных царей, Девой Марией звать.

  11. Спасибо.

    В самом деле, к писающему мужику никто не подойдёт высказать свое мнение. Вдруг развернется.

  12. Согласна, с Ириной про уместность ситуации и этикет. Статья интересная, но все в одной кучи. Грудь — это интимная часть тела, ну давайте не будем гениталии прикрывать. Есть специальные места для кормления, и это нормально. Лично меня не пугает сила материнства, и не смущает голая грудь, но наблюдать в ресторане процесс кормления не хочу, как и не хочу наблюдать как родители сажают в кустах писать и какать своих детей при наличии заведений с туалетами, не хочу наблюдать сексуальные утехи в общественных местах, не хочу наблюдать как кто-то блюёт за домом и прочее, прочее. Все перечисленное физиологично и естественно, мне лично не стыдно за этих людей, но лицезреть эти картины желания нет.

Добавить комментарий для Julia Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *