Радикальный черный

Из недавно просмотренного меня впечатлил 4-серийник ВВС «Жертва». Очень интересное психологическое исследование. Мать жестоко убитого 9-летнего ребенка уже 11-лет ведет войну в поиске личности убийцы ее сына. Тогда это был 13 летний мальчик, который получил защиту личности после суда, отсидел 7 лет, и вышел под новой личностью.

Мать считает это издевательством над своим правом жертвы убийства и над памятью ее сына. Она получает достоверную информацию, что этот выросший убийца живет в ее городе. И публикует ее.

Этого ни о чем не подозревающего мужчину, любящего семьянина, отца, простого водителя автобуса, практически убивают, несколько раз избивают до тяжелейших травм. Его начинает травить весь город, ему угрожают смертью его дочки, травят в школе жену, увольняют с работы, плюют вслед. От него уходит жена, чтобы спасти дочь, отворачиваются почти все друзья. 

Я не буду давать спойлеры. И фильм этого не делает.
Он не дает нам легкого моралистического ответа — «если он убийца, то она права, так ему и надо» vs «если он не убийца, то она сама монстр и травит ни в чем не повинного человека». 
Он заставляет задуматься, что такое жертва. 

В черно-белом мире жить дофаминово. На высоком троне морального превосходства, с ужасными, дегуманизированными картонными врагами, все достаточно просто. Ты с нами, или ты против нас.

Там можно не задаваться сложными вопросами. Не видеть, что между высокой моралью и моральным релативизмом пролегают тысячи вариантов. Не видеть разницы, между объяснением и оправданием, между осмыслением и отрицанием. 

И меж тем, радикализм неизбежен и даже нужен обществу. В моменты застоя он пробивает панцирь статус-кво. В моменты движения, он служит хотя бы для того, чтобы избранные ценности доводить до двухмерной карикатуры.

Чтобы те, кто ищет, задается вопросами и задает вопросы, могли искать свои ценности в трехмерном мире.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *