Цель — важнее стыда

Одна из самых сложных для меня вещей — признавать поражения. А сложнее ее — признавать поражения в том, в чем уже всем похвалилась и рассказала. Но стыд — еще сложнее, и поэтому надо его за шкирку, да на солнышко.

Каждый год мы с друзьями х̶о̶д̶и̶м̶ ̶в̶ ̶б̶а̶н̶ю̶ ездим на WebSummit. Это самое офигенное событие в мире новых технологий, 70 000 человек собираются обсудить все, от блокчейна до искусственного интеллекта, от спасения планеты до мирового правительства и полетов на Марс.

И несмотря на то, что туда могут заехать Маск с Альбертом Гором, маленький старт ап типа моего тоже может урвать минуту славы и метр выставочного пространства за очень разумные деньги. И в прошлом ноябре, ходя и вдохновляясь, я сказала себе «в следующем году выставляться будем мы».

На тот момент у меня были грандиозные планы, и казалось, что все будет готову уже к январю. А к ноябрю-то мы вовсю будем торговать и тратить на рекламу инвесторские средства.

И вот я весь год только и делаю, что объявляю «мы выйдем уже через полтора месяца», чтобы через полтора месяца отложить это еще на полтора месяца.
И это ужасно, невыносимо разрушает внутри.

Я работала в продажах, поэтому поддерживать бодрый внешний энтузиазм нет проблем. Но вот внутренне… тот уровень стыда и разочарования в себе самой, который накатывает на меня черной мутной волной, когда я в очередной раз не выполнила блестящий план, он, наверное, требует не меньше сил, чем сама работа.

Отловила себя за тем, что даже не хочу ехать. Так ужасно понимать, что мы не только не выставляемся, мы вообще еще не готовы. Мне стыдно смотреть в глаза людям, хотя большинство из них даже не в курсе, что в настоящий момент они все являются немым напоминанием о моем нескончаемом и неоправдываемом позоре.

При этом я могу четко и алгоритмично отработать все post mortem, вынести для себя и для всех урок, донести это до команды, и пройти эти слеты с максимальной пользой и минимальным вредом. Но эта рациональная жизнь существует параллельно, и совершенно не отменяет внутреннего презрения к себе, которое даже без зрителей не теряет хватки.

Поэтому сюда его, на солнце, из темных уголков.
Потому что цель — важнее стыда.

О чувствительности

Живет у меня карликовый хомяк Роборовски по имени Кукис. Кукис прекрасно сидит на попе, очищая ловкими пальчиками орешки, смотрит на мир огромными черными глазами и внимательно прислушивается круглыми большими ушками — не гонится ли за ним кто. Хомяка нельзя оставлять на высоте — он не видит далее 20 см и может совершить непреднамеренное самоубийство. В огромные щеки Кукис заталкивает все, что дают. Чем больше щеки, тем больше шансов выжить. А зачем хомякам смотреть за горизонт?

За жизнью Кукиса с лицом империи зла наблюдает рыжий кот по имени Тиггер. Мелкие хозяйственные хомячьи заботы вызывают у него расширение зрачков такой глубины и черноты, что даже мне туда страшно заглядывать. Он переступает на сильных задних, выпускает когти из цепких передних, размахивает балансирующим хвостом, и вообще всячески представляет угрозу. Острый слух, острый взгляд, усы торчком, молниеносные движения — природа будто вылепила его для охоты. Но при этом кот не различает цветов. Да и зачем ему — ему ж не подбирать бирюзовые шторы к обоям цвета гусиного яйца.

Природа сделала нас чувствительными к тому, от чего зависит наше выживание.

Буквально до последнего поколения излишняя чувствительность была пороком. Как у кота возникни вдруг эмпатия к мышам, это ж смерть. Весь уклад общества, все воспитание, религии, все эти ранние насильственные браки, тяжкий труд, высокая смертность, бесконечная междуусобная резня — как тут выжить гиперчувствительному человеку. Внезапные исключения становились гениями и мучениками. «Как он чувствовал!» восклицала публика, чаще всего посмертно. Пожизненно же было «сопли утри», «и не такое терпели», «что нюни распустил». Для выживания отращивались пудовые кулаки, расчетливый ум и крепкое здоровье. Бирки на одежде никому не мешали.

Какое-то время назад пудовые кулаки были отданы машинам. Вместо бурлаков, кузнецов и швей застрочили роботы. Мир изменился. Физическая сила перестала быть решающей для успеха.

Сейчас расчетливый ум идет туда же. Аналитика, прогнозирование, расчеты идут на аутсорс программам. Мир изменился. Расчетливость перестала быть решающей для успеха.

И растет поколение гиперчувствительных детей.
И растет гуманистическое воспитание, позволяющее эту чувствительность не привычно отбить да отрезать, не дожидаясь перитонита, а сохранить. (в сторону: «часто ценой психического здоровья мамы»)

И если довериться логике природы, то наши беспардонно чувствительные дети — это осмысленная эволюция.

Чувства управляют нашей жизнью. Чувства, а не события, мысли, достижения — делают ее счастливой или несчастной. Мы развили охуенный рациональный интеллект, только чтобы добиваться высот, открытий, побед и откровений, которые позволят нам чувствовать.

И уровень чувств — это следующий уровень общества. Уровень чувств — это общение и познание напрямую, без посредника в виде рационализаций. Искусство пересекает границы языков и стран. Искусство — это и есть выраженные чувства.

И однажды Искусственный Интеллект, в доли секунды рассчитывающий вероятность метеорита миллионах парсеков и его влияние на котировки акций, станет такой же утлой машиной, как картофелечистка.

Нам не понять, как это, мы как питекантропы рядом с человеком эпохи возрождения, со своими ранеными, неуверенным, исполосованными стыдом чувствами.
И я только интуитивно предощущаю, как это будет, когда еду куда-то.
Я почти никогда не теряюсь. Вдруг внезапно знаю, чувствую, куда мне идти.

И устрашающий AI будет не более чем навигатор в этом мире.
Навигатор, который можно отключить.
Ведь и так прекрасно все чувствуешь.

Про толерантность к отличникам.

 

В школе я была круглой отличницей. И в институте. Медаль и красный диплом. Я выбиваюсь в первые почти во всем, за что берусь, походя. Я не в состоянии сидеть и ждать, пока что-то само решится. Я ставлю цели и иду к ним. Я достигатор классический, одна штука.

Естественно, всю свою школьную жизнь я бесконечно слышу, какие отличники — подлизы, подлецы, просто знают систему, и никогда из них ничего хорошего не получается.

Давеча ходил по сети пост одного психолога о том, как ее бесят зазнайки достигаторы, на фоне которых нормальные люди чувствуют себя неадекватом. Как противны все эти «соберись, тряпка!», «ну я же смог», потому что ничего не вызывают, кроме чувства вины. Может тот, кому дано. И собирает тряпки тот, кому есть, чем собирать. А кому нечем, то вот.

И я вот совершенно согласна, что «соберись, тряпка» — чаще всего вредная бяка с верхней полки. Не потому, что эти самые тряпки не надо собирать, это, как говорится, дело личное, а потому, что в принципе нехрен указывать.

Но вот я не могу не обратить внимание на очередной парадокс крестика и трусов, выпрыгивающий на меня из риторики «достали психованные достигаторы, обесценивающие все, кроме своей параноидальной идеи успеха».

Предположим, ничто в нашей жизни не есть свободная воля. Когда все сдаются, а я остаюсь в строю — это не воля к победе, это у меня врожденные психологические особенности. Когда все бегут с визгом, а я тушу пожар — это не моя заслуга, это мама с папой, генетика и опыт. Когда никому не надо, а мне надо, когда я плачу вдесятеро, потому что очень надо, когда ползу куда-то, куда одной мне надо и ведомо, срывая ногти — это не деятельная натура, не альфа-персона, а гиперкомпенсация.

Если это так, если мы понимаем, что жертва — не «самадуравиновата», что тот, кто не пришел первым — не менее достоин, а, возможно, и просто не хотел даже участвовать в этой гонке, что каждый имеет право жить в своем теле, выборе, социальном статусе, и не стыдиться, что никто ни в чем не виноват, просто звезды, гены и опыт, то почему тогда с тем же принятием не встретить тех, кто так же — звезды, гены и опыт — другой? Кому много надо, кому важно первым, кому мало, у кого шило? Почему для того, чтобы не обесценивать первых, надо обесценивать вторых? Почему с тем же теплым принятием не говорить о том, что «ну так сложилось», «да, ему очень важен успех, и мы уважаем его право на это», и видеть зло не 10 (самых громких и петушистых) процентах человечества, а в практике обесценивания?

Как насчет того, чтобы перестать обзывать мой смысл жизни зазнайством, пустыми иллюзиями и насажденной ложью, перестать объяснять мои чувства самообманом, а мои действия — «ну это ей просто повезло». Как насчет того, чтобы с тем же уважением отнестись к моей потребности сделать перфекционистски хорошо, к необходимости дожать, к желанию первенства, не высмеивать мою необходимость контроля, тягу к славе, к признанию?

Если мы — всего лишь производные своих суповых наборов, то чем моя потребность побеждать менее значима, чем чья-то потребность в заботе?

А если мы НЕ производные, а если свободная воля таки существует, хотя бы в какой-то степени?

И вот тут и есть конфликт трусов и крестика. Либо всем просто повезло или не повезло, и можно не особо парясь дожить остаток лет, все равно не мы решаем, и надежды на изменения нет никакой, кесарю кесарево и зачем мы тут сегодня собрались.

Или мы таки не тварь дрожащая, и где-то там начинает зыбко маячить призрак ответственности, ужас чувства вины, страх сомнений и стыда, защита от этого всего, и побег в детерминированность.

На территории свободной воли жить хлопотно и неспокойно.
И виноватой окажется свободная воля.
А вовсе не привычка винить.

Черная Дыра

А вот там — черная дыра. Такая точка, в которую бульдозером можно ссыпать терапевтическое, она только поглотит.

Я сижу на чудесном вечере, с подругой. Там есть мои знакомые, я перекидываюсь с ними парой слов, обнимаюсь. Кто-то узнает и подходит, я теряюсь, как слон в посудной лавке, и несу какую-то чепуху. Я выхожу на улицу, прощаюсь, перекидывась шутками. Я иду по улице, к метро, навстречу мне идет разноцветный, как взъерошенный попугай, ночной Лондон.
И все это время где-то в уголке сознания тикает гордливая радость голодного

«а-я-с-подругой-вы-видите-я-кому-то-интересна-кто-то-хочет-со-мной-дружить».

Там черная дыра. Такая точка, в которую можно бульдозером ссыпать 15,000 подписчиков, семью, друзей, коллег, приятелей и любимых, и все равно любое приглашение, любая совместность, будут тайным торжеством

«вот-видите-кто-то-хочет-мо-мной-дружить»

Я люблю бывать одна. Бродить одна. Сидеть в ресторане одна. У меня объективно немало близких людей. Но каждый раз, когда меня приглашают, я снова замираю на краю этой черной дыры, как некрасивая одинокая девочка на школьной дискотеке, которую внезапно пригласили танцевать, не веря до конца,

«вот-видите-кто-то-хочет-со-мной».

Пристально глядит на меня из глубин черной дыры мир.
Пристально следит, чтобы уличить:

«с-тобой-никто-не-хочет-быть»

А я все кидаю и кидаю в него доказательства.
А он все не верит.

Дети взрослеют

Дети взрослеют через отрицание каждой прошлой стадии, как будто топчут каждую предыдущую кожуру, из которой с таким трудом выпростались.
«Я не маленький!» — яростно заявляет 4 летка, отталкивая руку c поданной панамкой.
«Что ты плачешь, как маленький» — с презрением бросает 8 летка малышу.
«Это же для детей!» — хмыканьем отпихивает 12 летний своего некогда любимого мишку.
«Да достал этот детский сад» закатывает глаза 15 летний на младших братьев.
«Ну я ж не подросток» — с гордостью объявляет 18 летний.

И только взрослый с терпением и бережностью понимает истерики 3 леток, требовательность 7 леток, колючесть 12 леток и бунт подростков. И видит неизбежные стадии взросления.

Психологическое взросление ничем не отличается.

В стране, где быть маленьким и слабым — всегда позорно, где упрек «ты что, маленький?» сопровождал с первого дня, сама детскость становится позорным эпизодом. «А я вот в 7 лет за тремя малышами смотрела» — это повод для гордости, а не для тоски по пропущенному детству, когда лучше бы играть, а не работать. Когда детскость — это позорное клеймо, взрослость надевается, как броня, на хлипкое психологическое тельце, которому так страшно вдруг быть раскрытым маленьким, недолюбленным, одиноким и слабым. И из под этой брони летят язвительные насмешки. Как подростки, которые своей вызывающей жесткостью всего лишь боятся прослыть детьми.

Призыв «мочи детей», мочи это все, нуждающееся, неоттерапевтированное, ноющее, расковыривающее раны, недостаточно осознанное, слабое, смеющее громко плакать — всегда найдет поддержку среди миллионов таких же детей в громоздкой броне, позволяющей прикинуться взрослым и сильным. Но именно этот упрек в невзрослости и выдает ребенка внутри. Ребенка, которому стыдно им быть.

Но никто из нас еще на научился рожать взрослых. И никто еще не научился становиться взрослым, не пройдя, со всеми остановками, детство, отрочество, юность.
Самый мудрый и поддерживающий комментарий, который я слышала и говорила в сообществах мам, на страхи «никогда не позврослеет», «что из него вырастет», «что он как маленький» — это ПЕРЕРАСТЕТ.

И вот мне так же хочется успокоить всех взволнованных представителей помогающих и примыкающих профессий, пораженных количеством невзрослых проявлений среди окружающих их.
«Мамочка, не волнуйтесь. Это нормально. Это такой возраст. Перерастут».

Уязвимость

Еще одно современное расхожее слово, проистекающее из популярной психологии и запроса на аутентичность. Я все пыталась уложить в голове, что же хорошего в уязвимости кроме того, что ты уязвим.
 
Когда я уязвима? По-настоящему?
 
В аффекте: я теряю управление, поддаюсь эмоциям, совершаю необдуманные поступки. Кричу, плачу, ругаюсь, злюсь — и в этом моменте не способна совладать с эмоцией. Бывает ли, что аффект принес мне что-то хорошее? Ну кроме сомнительного освобождения от накопленных чувств путем неконтролируемого выброса их на окружающих, с точки зрения отношений — нет.
 
Когда обманываюсь. Становлюсь жертвой иллюзий, мошенничества, манипуляции, предательства. Бывает ли, что это приносит мне что-то хорошее? Ну, кроме опыта боли и тщетности осознания и проживания удара, то есть — нет. Хорошее приходит от осознания и трансформации боли в опыт, то есть от душевной работы, но не от самого факта предательства.
 
Когда я в заложниках, будь это необходимость удержаться на ненавистной работе, чтобы прокормить семью, или поддерживать отношения с неприятным человеком, от которого временно зависишь. Опять же, сам факт уязвимости в этот момент — тяжелое и неприятное переживание, чувство клетки, зависимость, положение жертвы, и выйти из него можно в тот момент, когда ты перестаешь быть уязвимым, несмотря на такое положение вещей.
 
Цитирую: «Решение стать уязвимым означает готовность показать всему миру, кто вы на самом деле, и рисковать, не будучи уверенным в исходе. Исследования показывают, что подобная открытость способствует карьерному росту и помогает налаживать контакты с другими людьми».
 
И вот тут мне кажется зарыт парадокс. Под «хорошей» уязвимостью понимают СМЕЛОСТЬ быть открытым, быть собой, говорить и о плохом тоже. Но это не уязвимость! Человек, принимающий мужественное решение не сидеть в защите из фальшивых панцирей демонстрирует силу. Человек, решающий открыться в отношениях демонстрирует риск, мужество, готовность принимать последствия. Человек, делящийся опытом слабости, унижения, сомнений — делится этим в достойной мотивации «чтобы больше так не было», «чтобы это ни с кем не повторилось», потому что обретает право говорить, потому что возвращает себе голос, силу, позицию, потому что янебоюсьсказать.
zo4qayxmymy-adam-birkett
 
Т.н. требуемая, восхваляемая, популярная «уязвимость» — это слабость уже осознанная, высказанная бесстрашно, предъявленная смело — превратившаяся в силу. Она не уязвима, она сильна и бесстрашна, зачастую сильнее панциря.
 
Отсюда есть плохие и хорошие новости.
Хорошие: вытаскивая страх и слабость и открыто предъявляя их миру, мы превращаем их в силу.
Плохие: настоящая уязвимость (когда ты по-настоящему и не осознавая этого глуп, слаб, в истерике и бросаешься какашками) — по-прежнему не лучшая визитная карточка.
 
Что бы там ни писали психологи.

Разум и чувства

На этом ложном дуализме построен целый ворох шаблонов. И мужского-женского, и рацио-чувственного, и мертвого-живого, и холодного-теплого. Ах, если бы все было так просто!

Даже не углубляясь в сложность того, что мы называем «разумом», на самом поверхностном уровне, в этом дуализме забыты такие важные штуки, как эмоции, убеждения, ценности, воля, принципы…

Сначала постараюсь рассказать, как я их вижу и определяю для себя, простым и ненаучным языком.

Эмоция — моментальная физиологическая реакция организма на ситуацию. Гнев, радость, удивление, интерес, печаль и т.д. Возникает вне нашего контроля, ее задача — направить наше действие, то есть в своей сути она несет энергию изменений. Увидел неприятное — испытал мгновенное отвращение — отшатнулся. Почувствовал касание к ноге — испугался — отдернул ногу. Услышал что-то новое — удивился — направил внимание. Как энергия, она может разрушать, выплескиваться или питать.

Убеждения — стабильные мыслительные конструкции, утяжеленные эмоциональным опытом. «Никому ты будешь не нужна!» — сказала мама 13 летней девочке. Девочка испытала эмоции гнева и отчаяния, пережила. А потом ее бросил мальчик. Девочка снова испытала эмоцию отчаяния, и вот уже ей 30, а она «никому не нужна». Убеждения часто вылезают во внутреннем диалоге. По сути убеждения — это одна из шкал оценки действительности. Конфликт реальности с убеждением вызывает эмоции (и, как следствие, действия). Если на нас наорал начальник, мы испытаем эмоции гнева и страха, а потом примерим происходящее к нашим убеждениям, например «профессиональные люди не орут» или «я — бездарность». И испытаем второй шквал эмоций, уже от этого столкновения — отвращение к начальнику и желание уволиться, или разочарование в себе и желание огрызнуться или спрятаться.

Ценности — те убеждения, которые приобрели огромную значимость. Если в детстве нас стыдили и наказывали за вранье, мы могли приобрести эмоционально подкрепленное убеждение, что врут только плохие люди, и выработать ценность честности. По сути ценности — это генерализованные и более широкие убеждения, которые,  позволяют нам оценивать происходящее как «плохое» или «хорошее». Например, при виде бородатого мусульманина я могу испытать эмоцию страха. Я могу иметь одновременно несколько убеждений, часто противоречивых. «Многие террористы — бородатые мусульмане», «Нет плохих национальностей — есть плохие люди», «По одежке не судят», «Дыма без огня не бывает». Но все это рассыпется о мои гуманистические ценности, которые позволят мне не идти на поводу у эмоции, не разрываться между убеждениями, а поступить в согласии с ценностями.

Принципы — алгоритмы действий, соответствующие ценностям. По сути это оптимизация, готовые модели поведения, которые позволяют не выдумывать велосипед, каждый раз проводя сверку с убеждениями и ценностями. «Всегда признавай свои ошибки» — это принцип, выработанный на основе множества опытов совершения ошибок, и убеждений насчет важности ошибок и опыта, и ценности честности с собой и миром.

Чувства — это вообще такой сложный коктейль. Если эмоция — это всегда моментальный укол иголкой, избежать и остановить который мы не в силах, то чувства — это как бы свободные от стимула вторичные переживания,  появившиеся в результате внутреннего пинг-понга между эмоцией-убеждениями-ценностями. Если мы энное количество раз испытали эмоции радости и интереса к вот тому голубоглазому блондину, узнали или напридумывали некие кусочки реальности («он с цветами у входа», «наши будущие дети», «а он тоже любит Тарковского или там, Ласковый Май», «мне уже 34 и замуж пора»), которые согласовались с нашими убеждениями — и от этого получили второй круг положительных эмоций — то мы назовем это любовью. Если мы испытали десятый отказ от интервью, пробили колесо у машины, прислушались к внутреннему диалогу про то, что «у меня никогда ничего не получается», «женщин с детьми на работу не берут», ударились о ценность «независимости», которой не соответствуем — то мы получим чувство одиночества. Если эмоции — это иголочки, а убеждения — это ниточки, то чувства — это этакий натыканный иголочками моток ниток в кармане. Уже и работа-то есть, а одиночество все еще колется в кармане. Колется, и меняет восприятие, как кривые линзы. Не всегда плохие — вон у  ребенка сплошные двойки, трусы на полу и подростковый негативизм, и эмоции бурлят, а в кармашке-то все равно любовь, через все это.

Надеюсь, кроме всего прочего, данная раскладка убедит тех, кто еще с этим не согласен, что человеку нельзя сказать «тебе надо простить», «соберись, тряпка», «это все ерунда», «вы должны любить своего ребенка». Нигде в этих наших внутренних реальностях не участвует «волевое решение». Нельзя решить испытать эмоцию радости, или нацеленно полюбить замдиректора по кадрам. Все эти реальности совершенно субъективны и управляются не решениями, а физиологией и опытом. Уникальным.  Если эмоция — это электрический удар, то чувство — это генератор электричества внутри. Без подпитки садится, но полный — способен питать и кормить даже в пустыне.

Кстати, на десерт, куда же вписывается воля? Воля — это тоже энергия, очень сильная, и, как говорит нам наука — не бесконечная. По сути она может справиться со всеми этими ниточками, иголками и крючками внутри. Может заставить нас действовать вопреки эмоциям, убеждениям, принципам и даже ценностям. И, логически, чем больше «вопреки» она вынуждена преодолеть, тем быстрее истощается. Чем больше «в согласии» она с всем вышеперечисленным, тем на дольше ее хватит, тем большего она способна достигнуть. Поэтому «волевой» человек — не столько тот, кто кромсает себя во имя, сколько тот, кто научился пользоваться энергией эмоций и чувств, кто критически рассмотрел и где надо поменял убеждения, кто знает свои ценности и их сильнейший магнетизм. Его воли хватает на больше, и он достигает большего. Потому что внутри у него не партизанский отряд с предателем, а слаженная конная шестерка арабских кровей.

А теперь вернемся в реальность.

В текущем информационном поле я постоянно наталкиваюсь на несколько тем. Исторически запрещенное чувствование устраивает революцию 1905 года. Про исторически запрещенное есть много прекрасных текстов, та же «Травма Поколений» у Петрановской, поэтому я в детали не пойду. Но многовековой лед над правом чувствовать и выражать треснул, и от тайных интернетовских «хныков» до публичных признаний — люди стали говорить и выражать. Войной на это идет жандармерия убеждений о «эмоциональной распущенности», «эффективной коммуникации», «позитивном мышлении» и «самоконтроле».

Бессмысленность этой войны в том, что она опять проваливается в дуализм «подавлять — выражать». Все уже знают, что подавлять плохо, нездорово и губительно. Выражать — чревато, невоспитанно и «пропаганда». Но этот дуализм — обман.

Если вернуться к образу эмоций, как уколов, ударов тока, то будто бы мы можем или делать вид, что ничего не ощущаем, или бросаться на окружающих. Направленная в себя энергия разрушает нас, направленная вовне в выплеске — опустошает нас и разрушает окружающих.

Есть по крайней мере третий путь (а еще наверняка четвертый и пятый, просто я их еще не нашла). Это проживать эмоцию внутри, направляя ее энергию на свет. Внутренний свет, который в момент яркой эмоции, как вспышка, освещает всю эту нашу паутину — убеждения, раны, крючки, боль. Когда я чувствую, как у меня холодеют руки или сжимается горло, как распирает от радости грудную клетку или в отчаянии ссутуливается спина — я бережно беру эту могучую силу, и смотрю внутрь себя — вот такой — ссутулившейся или сжавшейся, сверкающей или сбившейся с дыхания — и проживаю минуты глубочайшего единения. Как будто мне становится, как на ладошке, видно все внутри, конечная моя человечность и ее неизбежность, и нагромождение всего, и кривого, и прекрасного, и мельтешение ума, и крики убеждений. На встрече про «Партнерские Отношения» меня спросили, «а что вы делаете, когда испытываете боль или обиду?». Да ничего. Живу в них. Проживаю их, честно. Но я очень хорошо знаю, что это — эмоции, и не они мной управляют. Я их проживаю, как проживают грозу и холода. Не меняя ценностей, убеждений и принципов.

С этой точки зрения я поддерживающе отношусь к выражению эмоций, даже некошерному. Ничего нельзя сделать, пока они подавлены и запрещены, и чтобы научиться от них питаться, а не разрушаться, нужно сначала их узнать, а чтобы узнать — нужно увидеть, а чтобы увидеть — перестать их прятать от себя. Поэтому да, эмоциональный выброс не всегда приятен окружающим, или эффективен социально, но это просто начало пути.

Когда появляется спокойствие в присутствии эмоций, когда ты всю эту гоп-компанию знаешь в лицо, появляется возможность пересмотреть убеждения. Невозможно привить себе «я обаятельная и привлекательная», если не отделить эмоцию, которая гирей висит на услышанном в детстве «ну не красавица, ну хоть умная». Убеждения пересматриваются достаточно легко, когда из бутерброда «мысль» + «эмоция» мы отделим эмоцию. Тогда эта эмоция отправляется по адресу — маленькой девочке без критического мышления, а убеждение легко сдается (если его вообще надо сдавать, многие их них полезны) критической мысли.

Чувства формируются из эмоций и убеждений (мысль + эмоция), и эмоций, вызванных убеждениями.  X * XY * X =X3Y. Понятно, почему один y не тянет против X3, и разуму чувства не подвластны? Но это так, в сторону.

Так вот, например, договорилась я о встрече с подругой, которую давно не видела. А она не пришла и не позвонила. Вот я жду ее, испытываю раздражение, потом гнев. Это эмоция, чистая и честная. И тут начинается раскрутка чувства. На меня начинают бросаться убеждения «воспитанные люди предупреждают», «с друзьями так не поступают», память услужливо подбрасывает еще примеры, когда кто-то другой или она же так же меня кинул, и оп-ля, у меня чувство обиды. Пока я вижу, что и как его вызвало, вижу эти свои X и Y, я достаточно легко решу это чувство. Я посоветуюсь с ценностью «все люди совершают ошибки» и принципом «всегда давай второй шанс», и спокойно ей расскажу, что «меня обидело, что ты не предупредила, я ждала и чувствовала, как будто тебе на меня наплевать». Тем самым дав ей возможность извиниться, услышать и помочь нам пережить эту обиду. Но если я неосознанна, я не отловлю этого чистого чувства. Я буду раскручивать и раскручивать это внутри. Усложню все убеждением «не стоит ругаться», «другого не изменишь», подавлю обиду и сделаю вид, что ничего страшного. Но обида-то останется и будет портить мне отношения еще многие годы. Или, наоборот, порву отношения в убеждении, что «ей всегда было на меня наплевать», и «она мне не настоящий друг», раскрутив обиду до чувства одиночества, брошенности, или еще приправлю это «весь мир против меня», «со мной так нельзя» и уйду в ненависть. Короче, чувства важны, жутко полезны, и на удивление эффективны. Они держат, отводят, направляют, растят. ЕСЛИ быть с ними все так же честной и не лить горчицу, кетчуп и уксус туда, где и так было пересолено. Вовремя говорить, что пересолено. Вовремя говорить, что очень вкусно.

Более того, так как чувства — это уже продукт и разума, и эмоций, причем продукт внутренний — в отточенности и чистоте — они та самая шестерка лошадей арабских кровей. Сильная, взрослая, осознанная любовь пронесет сквозь мелочные эмоции, подскажет, как разрешить конфликты, наполнит силой держаться сквозь засуху и боль. Глубокое, чистое, ослепляющее горе спасет от паники и мельтешения, заставит замереть и прислушаться, вымоет шелуху, удалит из пустого. Сила чувствовать — великая, сподвигающая, наполяющая сила, и чем честнее и зорче мы к ней, тем уважительнее и бережнее она к нам.

efwmd3q47w

Ну и последнее.

Мы всегда настоящие. И когда в совершенно запутанной невидимой паутине, дерганые, как марионетки. И когда открыто агрессивные, открывающие первые шаги познания себя. И когда пассивно агрессивные, пытающиеся неумело, не понимая, управлять, и выгорающие на этом. И когда осознанные, спокойные, мудрые. Все то, что мы собрали по крупинке за жизнь — оно наше, и ничего из песни не выкинешь. Мы, каждый — мелодия, где-то сумбурная и нечитаемая, где-то слаженная и гармоничная, где-то какафония, где-то попса. И мы же — дирижер, набирающий смелость и опыт, и постепенно способный сначала расслышать, а потом и управлять этой сложной джазовой импровизацией. Вот там, на заднем плане, басит контрабас, а вот скрипки вступили, отчаянно и нежно, и скоро будет слышно, как просто ритм распадается на каждый отдельный удар, и как лажает перкуссионист, а тут тромбон завел вдруг свое, бодрое, и вдруг можно различить всхлипы флейт, и отделить неспешное собственное соло виолончели. И дирижер, хороший дирижер, он одновременно ведет и идет за мелодией, и слышит каждого, и слышит ее всю.

А вы слышите?

 

Скользкие ступеньки

Данилыч играл в саду в футбол новым мячом, прибегает в слезах. «Я потерял новый мяч!! Больше его нет!!!».
 
Для меня это одна из самых сложных его черт, он в этом очень отличается от Тессы. Тесса как я — в случае трудности собирается в кулак и молча решает. А Данилыч немедленно проваливается в отчаяние, даже не сделав попытки решить. И вот мне очень нужно выстроить ему другую нейронную цепь в этом месте. В любой неизвестности он сразу видит худший вариант развития. «Точно не получится», «мы точно опоздаем», «я никогда не смогу» — эти слова мне очень трудно слышать и принимать. И я чувствую себя геологом-первопроходцем, идущим по трескучему леднику, нащупывая зацепки, чтобы медленно и любовно перепрописать этот сценарий.
 
Пойти и спасти ему мяч — не проблема. Но очень мне важно, чтобы он научился жить с этой своей особенностью, владеть ей. И я иду вслепую, на интуиции.
 
Что случается в тот момент, когда у него что-то плохое случается? Где эта скользская ступенечка, с которой он срывается в бездну отчаяния, не видя ни моста, ни края. Как помочь ему не срываться? Сначала, научить его замечать: вот тут такое место, где я всегда подскальзываюсь. 
 
— Ты закинул куда-то мяч?
— Дааа, на крышу соседям.
— А ты смотрел, куда он упал? Может быть его можно достать?
— Неееет.
— Тебе сразу показалось, что все? Что навсегда и ты никогда не достанешь?
— Да.
— Ты хочешь попробовать поискать?
— Да.
 
Лезем с ним на крышу, он перелезает к соседям, достает мяч. Счастливый, улыбается.
— Ну смотри, ты достал его! Дай пять!
Смеется, хлопает меня по руке ладошкой.
Пока мне важно, чтобы он научился видеть. Мы замедляемся с ним до кадра, наблюдая — не тогда, когда он был в слезах, а сейчас, когда все хорошо закончилось, снова проходим этот путь, по миллиметрам.
— А теперь замри и вспомни момент, когда ты его закинул. Что-то тебя не пустило сразу пойти искать, как будто ты споткнулся и упал в яму. Вот вспомни его — ты ударил, мяч полетел, упал на крышу, ты его больше не видишь, а потом как будто что-то очень плохое и темное, и ты заплакал, да?
Кивает.
Он в диалоге со мной, он проходит со мной этот путь и смотрит на свои чувства, замечает их.
— Просто запомни его. Как на тебя это накатило, темное и плохое. Замечай, как с тобой такое случается. Как будто перед тобой яма и ты в нее падаешь. Я тебе буду говорить «Данила, ты опять провалился», и ты будешь замечать.
Я не прошу его больше не плакать. Не виню, что он заплакал. Не поучаю, что «ну что же ты даже не попробовал». Мне очень очень важно, чтобы он знал, что я с ним, знаю про эти скользкие ступеньки, и понимаю, что туда падают. И чтобы он научился не соскальзывать, а не скрывать, что соскользнул.
Мне очень хочется дать совет, что-то правильное, «когда в следующий раз так будет, просто перешагни». Но мне кажется, это рано. Мне кажется, я этим повешу на него свое ожидание. Поэтому я больше ничего не говорю, а только решаю для себя, что пока мы просто будем замечать. И однажды я увижу, что он начинает скользить, и удержу его. И скажу «смотри, сейчас опять ты проваливаешься, а я даю тебе руку и ты через эту яму перешагиваешь. Такой глубокий вдох и шаг, и вот ты удержался, видишь, ты со мной, и мы пойдем поищем мяч».
1394059293-5-tips-picking-perfect-partner
Может быть у него там, за скользкой ступенькой — пропасть. И мне понадобиться много времени. И он не сможет перешагнуть. А может — небольшая ямка, и он научится перепрыгивать. Но чтобы это случилось, нужно найти скользкую ступеньку.
В чем она для него? Пока не знаю. Может быть страх плохого, эта тревога такая большая, что ожидание ее хуже. Может быть страх неизвестности такой большой, что ему легче сразу принять худшее и смириться с этим.
В этих наших цепях реакций где-то скользкие ступеньки, привычный вывих. У Данилы это в ожидании худшего. У кого-то — в страхе быть плохим, и он соскальзывает каждый раз, когда надо бы биться, в каждом предощущении конфликта. У кого-то — в страхе отказа, в страхе быть осмеянным, в страхе успеха, в страхе зависти, в страхе одиночества, в страхе быть жертвой. Перед каждой глубокой, темной, неконтролируемой пропастью отчаяния есть скользкая ступенька. Если научиться ее замечать, то, возможно, даже падать будет не так страшно.
Если не перешагнуть, так хоть сгруппироваться. Хоть заметить себе «сейчас провалюсь». Ждите наверх позже.

Остановившиеся часы

Данилыч в школе по случаю Св. Патрика подвергся уроку ирландских танцев и впечатлился. По этому случаю яжемать решила расширить его кругозор, и показать ему еще и другие танцы мира. Вот, подумала я, прекрасный повод всунуть ложечку культурного развития и заодно любви к корням, и нашла ролик ансамбля Александрова. Интересной для меня была дальнейшая реакция всех присутствующих. Данилыч впечатлился от акробатики и начал повторять. Тесса сказала, что красивый костюм, и она тоже такой хочет на следующий «интернациональный день» в школе. Мы с мужем с трудом сдержали неприязнь и позакатывали глаза. Почему? Если судить объективно, то сами танцы яркие и захватывающие, постановка прекрасная, и для любого стороннего человека будет стоять в одном ряду с танцем живота, лезгинкой, аргентинским танго, фламенко или тем же ирландским степом. Почему же все они вызывают у нас интерес и восхищение, а русский вариант — ощущение лубка?

Когда-то мой папа научил меня толковать сны. Он рассказал, что мозг наш откладывает эмоции вместе с событиями как бы в одну архивную папку. И в папке «страх» у нас лежит эпизод, как мы поздно ночью шли по улице и к нам пристала пьяная агрессивная компания. Еще там лежит дело 5 класса «Б», где мы сморозили глупость у доски и учитель высмеял перед всем классом. Еще там лежит статья, прочитанная в период гормонального сноса беременности, про украденного и убитого ребенка. И поездка в Германию, когда у нас украли кошелек с документами, и вот этот момент, когда мы это осознали. И еще много чего. Сон- это способ мозга дать нам прожить те чувства, которые мы упорно себе запрещаем. Поэтому перед ответственным сложным решением нам вдруг снится, сон, что потерялся ребенок. Не потому, что ребенок потеряется. А потому, что мы уговариваем себя, что боятся нечего. А пока мы спим, мозг боится. И проживает это, перелистывая старые архивные папки, подбирая картинки, чтобы мы испытали таки этот страх.

С чем у нас обоих связаны русские народные танцы? С многим. С чувством бессилия перед происходящим в стране, а тут тебе «калинку-малинку». С бездушной обязаловкой школы. С дикими, пошлыми, пьяными свадьбами. Причем напрямую они могут быть не связаны, но они упали картинкой в архивный файл под названием «лубок, пошлость, вранье». Они не в чем не виноваты, они просто оказались в ненужном месте в ненужное время. И теперь у нас мини-триггер.

Почему большинство из нас ненавидят холодную манную кашу и молоко с пенкой? Потому что именно когда в нас их запихивали в саду, и мы переживали бессилие и отчаяние. Почему я боюсь петь? Может быть, потому, что когда-то меня отчислили из хора с ярлыком? Может быть, потому, что кто-то когда-то посмеялся? Я уже не помню кто и когда, и не помню отчисления, но я точно знаю, что заставить меня спеть на публике невозможно.

Наш мозг защищает нас от плохого. Он снова и снова с молниеносной скоростью поднимает из архива ощущения бессилия, непонятости, одиночества, стыда, вины, страха, и спасает нас от выступлений на публике, права сказать «нет», права отдохнуть, новых сапог, музыкальной школы и близости. Как старые ржавые часы, навсегда остановившиеся на часе Х, они не дают двигаться дальше.

ybzrpgljmqw-heather-zabriskie

Из этого мне бы хотелось обозначить три вывода:

  1. Та самая пресловутая «зона комфорта». Та самая пресловутая необходимость за нее идти. Проживая ситуацию, которая изначально вызывает страх и дискомфорт мы имеем возможность переписать архив, а, если быть точнее, дополнить более актуальной информацией. Сейчас это уже сложно вспомнить, но когда-то я стеснялась до заикания и пунцового лица, ненавидела корпоративы и необходимость поговорить о погоде в лифте с незнакомцем. Сейчас я делаю это спокойно и уверенно. Я заставила себя насильно ходить в неприятное только для того, чтобы записать эмоции успеха, победы, силы, умелости, и оно перестало быть неприятным. Моя зона комфорта расширилась, и я каждый день напоминаю себе быть смелой и идти на боль. Не потому, что я мазохист, а наоборот, потому что я хочу комфорта и спокойствия.

2. Помнить о том, что мы кладем в архивную папку вместе с отчаянием, бессилием, страхом, когда намеренно или случайно причиняем его близким и детям. Я называю это другим своим напоминалкой-триггером: «выбирай свои битвы». Пусть будет «мама ужасно ругалась и я чувствовал себя ничтожеством» в ситуации, когда ребенок решил помучить кота или отомстить сестре, испортив ее рисунок, а не в ситуации, что он написал в штаны или был неуклюжим. Если уж суждено мне бросить его в бездну одиночества, пусть это будет в ситуации, когда он обидел, а не когда ему было трудно. Если приходится настоять и заставить, то пусть это будет отсутствие лишней конфеты, а не любовь к музыке. Теоретически идеальная мать в сферическом вакууме вообще не оставит никаких ран, но я таких не знаю, и в вакууме не живу, и регулярно могу нагавкать, неуместно пошутить, не понять, принудить и обидеть. Поэтому я стараюсь выбирать свои битвы. И срываться на пасту на раковине и крошки в постели, а не на неумелость, открытость, доверие, смелость.

3. Ловить эти показательные триггеры у детей и переписывать их, не дожидаясь. Я помню в ранние годы у Тессы были сводящие меня с ума моменты: «у туфель недостаточно затянут ремешок», «волосы мешают». Часы (часы!) потраченные на терпеливые попытки достаточно затянуть ремешок и заколоть сотую заколку.  Часы на выход из дома. «Зеленые носочки». Не всегда знаешь, что за этим стоит, но почему-то ребенок упирается в одну ерунду и выбешивает бессмысленностью требования и отказа. Сейчас я уже понимаю, что возможно тогда это был сам факт ухода из дома. Страх детского сада, который Тесса напрямую не высказывала (возможно, своей реакцией я не давала ей права его высказывать, кто знает). Или просто детский страх расставания.  Но она снова и снова упиралась в бессмысленный для меня затык, затягивая выход из дома на часы. И вот тут я вспоминала, что «бессмысленное» ВСЕГДА имеет глубочайший смысл. Это красный флажок — бессмысленное, упорное действие. Знак, что там много эмоций. И нужно снова и снова терпеливо и ласково проходить эту бессмысленность, принимая ее, и создавая вокруг нее спокойствие. Я не знаю, что у тебя болит, но я вижу, что болит, и поэтому я буду бережно.

Я не понимаю тебя, но я буду бережно.

В следующий раз, когда вашего ребенка, любимого, близкого, друга триггерит на бессмысленный, чрезмерный эмоциональный ответ — не вините его. У него там такой архив, что не разберешься. У него там больно. Это не обязано иметь смысл. Просто будьте бережны. А если есть силы на большее, дайте ему возможность прожить это безопасно, без наказания отчуждением. А если нет, то простите себе. У вас там тоже архив, тоже остановившиеся часы,  тоже заноза. И она тоже болит.

Пусть они

Видно, сейчас такой период, что я это замечаю. Когда открывается окно обучения, мы восприимчивы и видим все, что туда попадает. Наверное, у меня очередное открытое окно чувств.

Мне всегда была близка идея «жизни, как она есть». Не некой воображаемой правильной жизни, а вот той, что случается с нами каждую секунду.

Мы прекрасно знаем, как надо жить. Надо ложиться рано и рано вставать, есть здоровую еду, давать себе отдыхать, не проецировать, не злиться на дураков и не обижаться на агрессоров, умно работать с эмоциями, искать и просить помощи, не оправдываться, знать свои границы, причем знать их правильно. Если слишком защищаешься, то у тебя болит (хахаха), если не защищаешься, то не знаешь (хахаха), а если защищаешься умеренно, то явно врешь себе или там, или тут (и тоже хахаха).

Признаю, я могу написать тонну правильного о том, как правильно быть. В жизни, с ребенком, карьерой, эмиграцией, дружбой, отношениями, браком, разводом, конфликтами, границами, проживанием горя, эмпатией, бизнесом и кучей еще всего. Более того, я знаю о важности уязвимости, и вполне могу написать, как это больно, сложно, и не всегда получается. И я знаю, что это следующая стадия «правильности», уязвимость, и с чем ее едят.  Тут как уровни в игре.

Уровень первый, неосознанный «а я ору на детей, и чотакова».

Уровень второй, неофит в белом пальто «орать на детей ужасно, все они ужасные мамаши».

Уровень третий, я не в белом пальто, я живая и уязвимая, все заметили? «все иногда орут на детей, и я иногда бывает, но я осознаю, что это неправильно, но прощаю себе».

Почему они не ищут помощи психолога? Почему позволяют себе распускаться? Я не в белом пальто, я их понимаю, и желаю им добра, просто им нужна профессиональная помощь. Они должны захотеть измениться.

Теоретически все правильно. Нельзя помочь тому, кто не хочет измениться, не видит проблем. Нужно ли его обвинить и осудить? Чтобы он почувствовал, что неправ, что он малочислен и ничтожен в своих идиотских неконтролируемых чувствах. Может быть это сподвигнет его? Нужно ли его поддержать, понять и пожалеть? Наполнить пониманием и теплом, и тогда у него возьмутся силы измениться?

dbjr10fetee-aimee-vogelsang

А хрен его знает.

Может, у меня нет сегодня понимания и тепла. Может, они не могут не кричать, не проецировать, не источаться злобой. Может, у них нет ни сил, ни умения, ни ресурса попросить помощи, контейнировать, восстановиться. Может, они не могут уйти от абьюзера, взять себя в руки, почувствовать границы, стать лучше. Может, не хотят. Может, не могут захотеть. Может, я не могу лечь вовремя, выспаться, отказаться от полфунта сыра с вином, отказаться от осуждения осуждающих. Может, не могу. Может, не хочу.

Есть только здесь и сейчас. У каждого из нас есть только здесь и сейчас, где мы такие, какие мы есть. Ни статьи Лабковского, о том, какой она должна быть, ни заклинания «а пусть они» этого не изменят. Вот она, сансара, во всей красе. Я сижу на кухне в полпервого ночи, передо мной полбутылки красного и холодное жареное мясо в пластиковом контейнере. А у меня десять несделанных дел, растрескавшийся педикюр и «глупые» обиды, и «умные» ходы по их обработке. Иногда моя жизнь предстает мне в таком розовом свете великости, и наполняет меня силой. Иногда моя жизнь предстает мне в постыдной глупой недолеченности, и я применяю к себе всякие правильные принципы. Иногда мне хочется удавиться. Иногда хочется согнуть вселенную пополам. А иногда — сериал.

Иногда я вижу только глупые, недалекие картонные фигурки, которые живут в своей животной неосознанности, и пошто они вообще на этом свете. И мне хочется осудить. Иногда я вижу израненных, потерянных, невыросших детей, и мне хочется обнять, понять и пожалеть.

А иногда я вижу просто живых, вот как мы все. Куда-то идущих, каждый своей дорогой. Одновременно ощущающих единственность своего смысла, и нижтожность своего существования. Вышедших из возраста, когда сами складочки на их ручках вызывали умиление, не вошедших в возраст, когда сами седины и годы вызывают уважение. Бьющихся каждый день, в своей одинокой войне, за что-то свое. Трижды обесценненное, дважды отбитое ответной грубостью, трижды утерявшее смысл и трижды его выдумавшее.

Каждый из нас сейчас проживет следующие десять минут, сделает шаг куда-то, будет верить, что это кому-то нужно и важно, будет искать одобрение в важных глазах. Жизнь иногда такая непростая, больная и одинокая штука.

Все эти «а пусть они» — они такие же, каждый у себя, неправильные, живые.