Внутренний голос

Я иногда думаю, какие по счету годы и деньги я отращиваю у себя внутри того самого Здорового Взрослого.

Того самого, выдержке и мудрости которого завидуешь. Который не назло, не вопреки, не «чтоб ты подавился», не «не дождетесь», не «так тебе и надо», не «а чего ты хотела», не «ничего, не сахарный», не «переживешь», не «хватит ныть», не «а я же говорила», не «ишь ты, самая умная что ли», не «ты у меня попляшешь», не «молчи за умного сойдешь», не «тебя не спрашивали», не «а кто ты вообще такая», не вот это все.

А который «мне кажется, ты просто устала, давай-ка отдохнем», который «ну, бывает и так», который «ты сделала, что могла», который «ничего, ты умница и все получится», который «у всех бывают неудачи», который «господи, это ужасно», который «маленькая моя девочка», который «я всегда на твоей стороне», который «ты можешь на меня рассчитывать», который «как я могу тебе помочь».

И в те моменты, когда я с ребенком и у меня есть пауза на минутку ответственности, и я могу решить, я сейчас буду «мама тоже человек», и сорвать злобу, или я буду здоровый взрослый, и скажу правильное…

в этот момент я думаю о том, как слова из моего рта влетают ребенку в висок и становятся его внутренним голосом.

Тем самым, который будет нашептывать ей всю жизнь.

Когда-то очень давно этот голос сказал мне «ну а зачем ты сама себе такое устроила, вот сама и виновата, не надо было», и я, охлестнутая, сжала зубы, приняла решение всем на свете все показать, и запустила цепочку необратимых событий, лет, которые я могу только отпускать и оплакивать, отпускать и оплакивать.

И иногда думать, а что было бы, если бы он сказал: «не бойся, я с тобой, прорвемся, я помогу».

Новые схемы

Оленька, а вы замечаете, что это срабатывает схема покорности, — в очередной раз роняет мне забрало мой нежный терапевт. 

«По-чево???» — с вызовом щурит глаз мой матрос Железняк внутри. 
«Да я…таких как ты… да шоб меня…» — стряхивает на лоб непокорный вихор Беня Крик внутри. 
«Я покажу тебе покорность!» — звонко размахивается камнем Гаврош внутри.

Изменения начинаются, когда признаешь непризнаваемое, глотаешь несглатываемое, принимаешь неприемлемое.

Признать в себе агрессора, манипулятора, испуганного ребенка, стяжателя славы, даже подлого труса — как раз плюнуть. Там все оттерапевтировано, как бильярдный шар. 
Но не покорность.
Не покорность.
 

Выбросив из коляски все игрушки, расстреляв все стрелы, покусав все протянутые руки, сто раз сплюнув, двести обесценив, триста отмахнувшись, ты вдруг начинаешь видеть чуждую, гадкую, покорность в самом неожиданном месте — в себе.

Потому что должна же любящая мама, иначе зачем? И потому что можно же сделать лучше, верно? И ты же взрослый, мудрый человек, зачем опускаться на тот же уровень? И раз взялась, надо закончить. И это ведь логичное продолжение, не правда ли? И ты же пообещал, так? И он тоже устал, что его дергать. 

Всегда за такой пилюлей приходит приток энергии, как в Илью Муромца. 
Сначала наплевала на правильный отпуск и жила, как хотела. Пре-крас-но. Слала детям смс-ки в час ночи: «чистите зубы!» и гуляла с любимыми. Потом отшила, наконец, подругу детства, которая появляется раз в год с обвинением: «ты совсем меня забыла». Потом еще одного страдателя «мне так плохо, но я не буду ничего писать, чтобы не портить тебе жизнь» взяла и заблокировала нахрен на всех телефонах и удалила 20 лет моей дружеской поддержки. Забанила с десяток тупиц в комментах не задумываясь, что такой прокачанный блоггер как я должна уметь держать удар и для каждого найти выверенную фразу. Сказала десяток новых «нет».

Налила вина. Вытянула ноги.
Обозреваю, как Наполеон, свою жисть.

Где там я еще покорно следовала ожиданиям?
Хорошо.