А все-таки все в конечном счете сводится к тому, верим ли мы в свободу выбора или нет.

Какое-то время назад по сети ходил пост о том, как достали достигаторы писать о своих достижениях. Что, мол, раз они в принципе поднимают попу с дивана, то это от того, что им повезло, и так сложилась жизнь, что ресурс у них есть. А кому-то нет, и ресурса у них нет. Они не могут «собраться, тряпкой», у нех этого выбора.

Или вот ситуация с домашним абьюзом. Сотни академических статей пишут о том, «почему она не уходит». Об изменениях психике, о стокгольмском синдроме. О том, что у человека нет ресурса самому уйти, пока его не вытащить. Что этого выбора у нее нет.

С другой стороны этой дискуссии находится закон, который по сути гласит, что не важно, что у тебя там с ресурсом, повезло ли тебе с крепкой психикой и хорошим стартом, ты взрослый человек и несешь за себя ответственность. Ибо у тебя всегда есть выбор.

И я прихожу к такому неутешительному выводу, что «свобода выбора» дается или отбирается вовсе не как-то последовательно, а в полном соответствии в фундаментальной ошибкой атрибуции.

Оная гласит: свои удачи мы объясняем своими личными качествами, свои неудачи — внешними обстоятельствами. Удачи других мы объясняем внешними обстоятельствами, их неудачи — их личными качествами. Иной ее вариант: «всего хорошего я добился сам, во всем плохом виноваты родители».

Так вот, обратите внимание, что те, кого мы записали в «свои» и «хорошие» — не имеют свободы выбора в неприятных обстоятельствах, и имеют ее в приятных. А те, кто «они», и «плохие» — наоборот.

Один и тот же человек может быть несчастной жертвой обстоятельств и онасамаэтовыбрала в зависимости от того, с какой стороны повестки кричат.