Новые схемы

Оленька, а вы замечаете, что это срабатывает схема покорности, — в очередной раз роняет мне забрало мой нежный терапевт. 

«По-чево???» — с вызовом щурит глаз мой матрос Железняк внутри. 
«Да я…таких как ты… да шоб меня…» — стряхивает на лоб непокорный вихор Беня Крик внутри. 
«Я покажу тебе покорность!» — звонко размахивается камнем Гаврош внутри.

Изменения начинаются, когда признаешь непризнаваемое, глотаешь несглатываемое, принимаешь неприемлемое.

Признать в себе агрессора, манипулятора, испуганного ребенка, стяжателя славы, даже подлого труса — как раз плюнуть. Там все оттерапевтировано, как бильярдный шар. 
Но не покорность.
Не покорность.
 

Выбросив из коляски все игрушки, расстреляв все стрелы, покусав все протянутые руки, сто раз сплюнув, двести обесценив, триста отмахнувшись, ты вдруг начинаешь видеть чуждую, гадкую, покорность в самом неожиданном месте — в себе.

Потому что должна же любящая мама, иначе зачем? И потому что можно же сделать лучше, верно? И ты же взрослый, мудрый человек, зачем опускаться на тот же уровень? И раз взялась, надо закончить. И это ведь логичное продолжение, не правда ли? И ты же пообещал, так? И он тоже устал, что его дергать. 

Всегда за такой пилюлей приходит приток энергии, как в Илью Муромца. 
Сначала наплевала на правильный отпуск и жила, как хотела. Пре-крас-но. Слала детям смс-ки в час ночи: «чистите зубы!» и гуляла с любимыми. Потом отшила, наконец, подругу детства, которая появляется раз в год с обвинением: «ты совсем меня забыла». Потом еще одного страдателя «мне так плохо, но я не буду ничего писать, чтобы не портить тебе жизнь» взяла и заблокировала нахрен на всех телефонах и удалила 20 лет моей дружеской поддержки. Забанила с десяток тупиц в комментах не задумываясь, что такой прокачанный блоггер как я должна уметь держать удар и для каждого найти выверенную фразу. Сказала десяток новых «нет».

Налила вина. Вытянула ноги.
Обозреваю, как Наполеон, свою жисть.

Где там я еще покорно следовала ожиданиям?
Хорошо.

Схема-терапия

Мне потому так пришлась ко двору схема терапия, что она отзывается мне структурностью внутренних историй.

Как программные алгоритмы они в нас, как формулы функций. Про то, насколько они разные, понимаешь не сразу. Вот взять Данилыча, в числе прочего, человека-паникера, у которого от любой сложности случается падучая.

Прихожу домой. Поздно. А он пытается поставить себе какую-то дополнительную прогу. А она не становится. И вот он еще не плачет, но голос дрожит. И я сажусь копаться с ним, тоже бьюсь, потом гуглю, и нахожу, что эта прога не работает под винду-десятку. 

А он ждал меня весь день. Звонил пятьсот раз. Ждал вечера. И тут такое. И он, завывая, убегает в комнату, бросается там на кровать и горько плачет. 

А я, уже привыкшая ко всем этим спецэффектам, иду за ним с компом, сажусь рядом, и продолжаю искать решения. 

Отплакав вдоволь, он замечает меня, 

— Что ты делаешь?
— Я ищу решение.
— Там же сказали, не работает под виндоус 10. Не работает! Это бесполезно! Ничего не получится!
(и он снова уходит в страдание, возвращается оттуда через пару минут)

— Что ты делаешь?
— Ищу решение.
— Ты ничего не найдешь!!
— Ну, я пока пробую.
— Ничего не получится!
— Мы этого не знаем.
— Ты теряешь время!
— Это мое время, что хочу с ним, то и делаю.

И тут я нахожу вариант, и молча иду пробовать. Он бежит за мной, причитая, что все бесполезно.

Получасом позже, уже в полночь, я устанавливаю ему эту прогу. Он светится, как шарик на день рождения.

Я, естественно, не упускаю возможности дидактического вмешательства, говорю:

— И какой урок из этого всего, друг мой?
— Не знаю.
— Ну вот смотри, я не сдалась, и нашла решение. А если бы сдалась, не нашла. Знаешь историю про двух лягушек, которые упали в сметану?
— Нет.
— Короче, две лягушки упали в сметану. Одна подумала, что никогда не выберется, перестала биться и утонула. А вторая билась и билась, билась и билась, билась и билась, и когда у нее уже не осталось больше сил, она вдруг почувствовала твердое под ногами. Она ногами сбила масло, и спаслась. Какой урок из этой истории?

— Что лучше сдаться сразу, тогда не придется столько биться?


У меня еще много работы.

Назвать себя супер-опытным пользователем психотерапии я не могу: я негодный пациент.

Прежде всего я выросла в семье двух психологов, и поэтому осознaвание, к которому часто идет терапия, у меня есть по умолчанию, как встроенная функция, и зачастую это часть проблемы.
Обратной стороной моей фоновой психологизированности является то, что большинство приемов и заходов я знаю, и на них триггерюсь, не говоря уже о том, что равенство фигуры психолога и фигуры родителя — тот еще подарок для терапевта. 

Это примерно как аллергик с аллергией на зиртек.

Ну и в довесок я жуткий бунтарь и нон-конформист, и одно слово «правила» меня уже ставит в стойку.

Так что психологи любых направлений, пытающиеся на первой встрече начать с «наших договоренностей«, о выключенных телефонах и пропущенных сессиях, второй встречи не имели.

Настойчивое «Сформулируйте запрос» от психоаналитика тоже оказалось последним произнесенным им требованием.

С гештальтистами мы не сработались, потому что я не хотела ничего прочувствовывать и осознавать, а хотела понимать, что с этим делать. 

На ЭФТ мы пробыли с мужем год. Прекратила я, как выяснилось, я устала слушать, что он чувствует. 

И вот единственный терапевт, с которым я за 20 лет сработалась и осталась, оказалась из схема-терапии (которая базируется на КБТ).
Мы можем легко переносить сессии и отвечать на звонки в процессе. Перед экранами у нас иногда ходят коты. Она чуть ли не единственный человек, от которого я слышу «Оленька», не хмыкая. Она великолепно отыгрывает мою злость и раздражение, а я совсем не душка. 
Я как бешеный больной, который пристально следит за скальпелем, постоянно подозревая в хирурге неумеху, и раздающий критические оценки. Так вот этот больной долго-долго настороженно следил, «что они со мной пытаются делать, ну и как они намерены тут справляться», и в какой-то момент успокоился, и отпустил.

Мне достаточно одного сеанса, чтобы выложить всю давно осознанную подноготную уязвимости, зависти, страхов, самодиагнозов и так далее.
Но понадобился год, чтобы доверить кому-либо что-либо с этим со всем попробовать сделать.