Грани

Кстати, давно хотела порассуждать о том, как меняется граница приемлемого, и будет ли она дальше меняться.

Есть дисциплины, которые требуют жесткого, тяжелого труда с очень ранних лет, чтобы добиться высоких результатов. Многие виды профессионального спорта, например, многое из классической музыки, балет, гимнастика. 

Детей туда отбирают жестко уже в 3-4 года, и воспитывают жестко, чтобы к 10-12 выдавать заготовки в чемпионы и гении, а к 15-16 — готовых чемпионов и гениев. 

Одновременно с этим существует западный гуманистический подход, который проповедует, что главное не результат, а процесс и психологический комфорт. Я часто вижу, как привыкшие к жесткой советской школе мамы высмеивают местную гимнастику, классическую музыку или балет, за то, что можно абы как, нет жесткого ведения ребенка к результату, «нет школы».

Но в некоторых дисциплинах работа на результат слишком поздно не даст конкурентного результата, особенно когда есть Россия и Китай, исповедующие в основном «школу твердой руки на пути к победе», а не школу «пусть главное всем будет приятно и весело»

И если ребенок в 12 лет уже имеет определенный личностный стержень, чтобы понимать, что проходит круги тяжкого труда ради желаемого результата, что в 4 он при всем желании не способен к мотивации такого уровня. Его просто привели и сказали, и он подстраивается, как может. 

Сейчас во многих западных странах признали незаконным цирк с животными. Считается, что применение наказаний и поощрений к несвободному живому существу на потеху публики — неэтично. 
И я всячески с этим согласна. 

А как насчет цирка с людьми?
А с очень юными детьми?
А с очень юными детьми, которые делают со своим телом такое, что можно делать, только проведя вместо детства — часы тренировок?
А насчет юного балета с разбитыми ногами?
Юной борьбы со сломанными носами и ушами?
Юной гимнастики со слезами боли?

Где грань между насилием и насилием во имя красоты, победы, спорта или искусства? 
Где грань между запрещенным детским трудом на фабриках, и трудом детей на 6 часах тренировок каждый день?

Мой Лондон

— О, дорогая Ольга, — останавливает меня почти на выходе Лили, если вас не затруднит, вы не поможете мне полить цветы?

Мне кажется именем Лили должны звать тоненькую девочку в фиалковом платье, а не бабульку в завитых букольках и в очках, с первого этажа. Пару раз в неделю я помогаю ей поливать цветы вокруг всего здания. Она это делает на добровольных началах.

— О, дорогая, вы такая милая, очень не хочу вас вводить в неудобство. Вы представляете, мы уже потеряли несколько посаженных цветов! 
— Да, я видела на грядке прогалины, они засохли?
— Нет, что вы, дорогая, вы представляете, один был раздавлен, и на нем был след! Я думаю, может быть стоит поставить какое-то объявление, чтобы люди были внимательней?
— Вы думаете, это дети бегали?
— Нет, что вы. Дети в нашем доме все очень воспитанные. А вот во втором подъезде живет пара художников, god bless. Они наверное очень много работают, потому что я слышу, как они поздно ложатся, и наверное с утра усталые и не замечают. 
— Я тоже послежу, чтобы мои дети были аккуратнее, когда ходят.
— Что вы, что вы! У вас прекрасные, очень воспитанные дети, вам стоит гордиться собой. Моя старшая, Абигэйл, давно взрослый человек, она хирург в Лондоне. Она всегда была такая усердная, спокойная девочка. А за ней пришел Эндрю, и мы были просто поражены! Он был настолько неуправляемый, буйный, я бы даже сказала дикий! Мы очень переживали за него, я даже боялась, что он может с таким нравом оказаться в тюрьме! Мы попробовали отдать его в частную школу, хотя вы же знаете, дорогая, что это очень дорого, но там его взяли в команду рэгби, и это очень, очень помогло. А сейчас он заканчивает магистратуру, которую ему оплатила его юридическая фирма. С детьми никогда не знаешь, какой он придет тебе, но они вырастают в хороших людей, если окружены любовью.

Я часто задумываюсь об этой доброжелательной деликатности, которую встречаю здесь в окружающих людях. Как она говорит о соседях, даже если они ей явно не нравятся, как она говорит о детях, вот это «он пришел к нам» не от просветленной девушки в бохо, а от бабушки под 80, что она молча поливает цветы для всего дома и называет меня my dear Olga.

«Люди вырастают в хороших людей, когда они окружены любовью». (с) Лондон.

Я в инстаграмм https://www.instagram.com/nechaeva.official/

Совершенно непередаваемое ощущение свободы проступает, когда не судят. Я вот вчера с другом была на рок-концерте, на открытом воздухе. На сцене шарашат музыканты, разогревая публику периодическим матом. Возле сцены танцуют те, кому это заходит. Чуть подальше сидят на разложенных одеялах просто_люди, от 5 до 80.

Бабульки тянут джин с тоником и спокойно наблюдают за угаром со сцены с раскладных кресел.

Рядом на одеяле целуются взасос влюбленные подростки, в девушке килограмм сто и много татуировок.

Рядом с нами сидит семья в три поколения, дети постарше брызгаются водой, две тонконогие изящные девочки лет по семь вполне профессионально гоняют футбол в отсветах прожекторов.

Рядом в обнимку сидит гейпара, в коляске с ними ребенок лет трех, в наушниках от шума, дремлет, обнимая плюшевую панду.

Веселый папаша без майки катает на плечах двенадцатилетнюю дочь в самой гуще толпы, ее льняные волосы светятся синим и красным в прожекторах.

Женщина лет шестидесяти, в джинсовых шортах и со стаканом пива в руке, танцует сама с собой голыми ногами на траве.

Резвая детвора снует между пикниками, катают колесо в лучах луны.

Две девочки лет по пять засунули головы под краны с питьевой водой и хохоча, пытаются обрызгать друг друга, размахивая головами, как заядлые рокеры.

Рядом из соседнего крана хипстеры наливают воду с собой в эко-бутылки, а брутальные татуированные парубки, по виду строители, чинно ждут их в очереди.

И все они просто живут. Без оглядки.