Диалог

Что значит выражение «Если надо объяснять, то не надо объяснять»?

Для меня это видится этаким шагом назад «ты не близкий человек — ты чужой».
Я не встречала этого выражения, когда вопрос задан об устройстве двигателя или рецепте варенья. Оно возникает, когда другой ставит под вопрос какие-то значимые для нас ценности.
«А чего это я буду беременным место уступать».
«Да ну, зафигом этот мусор переть, тут все бросают».
«А чего это черные такие же как мы?».

Когда по этому вопросу мы решаем, что это — чужак. 
И тратить время на объяснения ему — нет ни смысла, ни ресурса.
Потому что ценности ведь не меняются?
Что ж метать бисер перед свиньями. 
Да?

Обращу внимание, как в этой цепочке произошло два логических допущения:
1) Так как для меня это вопрос не требующий объяснений (это должно быть понятно любому порядочному человеку и так!!!) — то и для него это вопрос, не требующий объяснений. То есть мы в упор отказываем другому в иной картине мира. 
2) Его вопрос — не вопрос, а нападение на мои ценности. Мы видим в нем агрессию, а не шаг в диалог. 

Безусловно, так бывает, и часто. 
Но не всегда.
Иногда вопрос задан из другой картины мира.
Иногда вопрос искренен.
Иногда вопрос — это открытая дверь. 

Бесконечно наблюдаю, как яростные борцы за ценности буквально плевками и пинками гонят любого, кто осмеливается задать тот самый вопрос, который не надо объяснять. В лучшем случае будет послан в гугл самообразовываться. 

Конечно, эмоционально их реакция понятна. Чтобы держать форпост, нужны враги и соратники. Странные любопытствующие лишь мешаются под ногами.

Я стараюсь (но не всегда получается), давать хотя бы один шанс (иногда больше) на искренность вопроса. Даже если вижу в нем пассивную агрессию. Иногда ведь неоткуда прийти, кроме как из пассивной агрессии, нет вообще иной позиции, кроме как в защите. Так что я пропускаю мимо ушей и отвечаю на «неудобные» вопросы. 

Иногда это бисер.
Иногда — диалог.
Для меня лично это сродни духовной практики. 
Вслушаться, а не осудить. 

Ганицы в уязимости

В прошлой школе у нас было плотное индийское коммьюнити. Их культура очень слиятельная, трогательная, безграничная. В смысле слияния, трогания и отсутствия границ. 
И я помню, как сходила с ума Тесса. Если она почему-то плакала, то кружок подружек окружал ее, трогал за руки, пытался обнять, бесконечно спрашивая «что такое?», «что случилось?», «что ты плачешь?». И если я оказывалась рядом, я отгоняла их и просила give her some space. А если не оказывалась, то вечером Тесса страстно допрашивала меня «мам! Ну как они не понимают, что в этот момент НЕ НАДО ЛЕЗТЬ!!».

«Иногда горе ребенка так глубоко, что только молчание достойно его».

Януш Корчак

Я спрашиваю у своих детей, хотят ли они, чтобы я побыла с ними, можно ли их обнять. Меня передергивает от вторжения, к себе, к ним. 

В первые годы в Англии у нас была соседка, бабулька одинокая. И вот я однажды заметила, что она как-то не выходит, почта лежит под дверью. Я постучала ей (Тессе был месяц, я была в декрете и не в себе), она еле вышла, говорит, — «Я болею». Я предложила ей что-то купить в магазине, она долго отнекивалась, и потом сказала «ну хорошо, купите винограда». Я купила, а когда пришла,нашла возле ее двери табуретку, на ней деньги, и написано «оставьте тут, спасибо». Тогда она мне показалась неблагодарной букой. 

И второй случай, так же подорвалась помогать 100-летнему дедульке, который с трудом пытался подняться со стула. Подскочила, поддержала его, он встал, забрал у меня величественно свой локоть, и сказал «я способен справляться сам». 

И это не только английская культура, хотя это действительно очень английское: «никого ничем не потревожить», «не нуждаться в особом отношении». 

Я как-то очень их понимаю, потому что я сама такая, железная, отдельная. Когда мне плохо, самое последнее, что мне хочется — чтобы кто-то меня в этом виде видел. Не трожьте меня, у меня все в порядке, ну да, ноги нет, но я справлюсь. Буду зализывать, как волк в берлоге, но прятаться от предложений помощи. 

Тут неудачно поднялась резко, и со всей дури врубилась виском в острый угол открытой двери шкафа. Заорала так, что дети прибежали. Стою, держусь за голову, рычу. Муж подбегает «солнышка, ты как». А я каааак на него рявкну «отойди от меня!!!!!!!». Как у Тессы, включается «НЕ НАДО ЛЕЗТЬ!!». Чем хуже, тем меньше нужны люди, тем больше они докучают. Есть спасительное одиночество и есть все, кто стоит на пути к нему. 

И вот тут, наверное, начинаются нестыковки.
Потому что я часто НЕ ЛЕЗУ, исходя из того, что для меня самой это скорее неприятно. Если что-то нужно, я попрошу, и ожидаю того же от других. 
Я не лезу из уважения и веры, что оберегаю другому его спасительную берлогу от своего бестактного душеспасительства. 

А он, может быть, лежит не в спасительной берлоге, а в гулком колодце одиночества, и мечтает, чтобы кто-то к нему в этот колодец влез, и спросил «что случилось».

И я вот не представляю, как эти две разные вселенные могут не поссориться. Ведь и в колодце, и в берлоге, мы одинаково уязвимы. 

А в уязвимости разные языки заботы превращаются в чужие наречия предателей.

О маркетинге

Современный маркетинг изменился from push marketing to pull marketing.
Раньше некоей пассивной целевой аудитории проталкивали продукт «Купи!», «Обладай!», «Получи!», «Тебе надо!», «Как, ты еще не?»
А теперь вместо этого активная целевая аудитория выбирает сама. Оценивает, а каким тоном ты тут со мной ведешь беседу, господин производитель, и платишь ли налоги, и не эксплуатируешь ли детей Индонезии. 

Центр власти переместился к покупателю.
Ему больше нельзя сказать, «лучше для мужчины нет!», он ответит «пфф» и сам разберется, что ему лучше. 

Мне видится, что такое же смещение происходит еще в одной области. 

С момента технической революции мы обогатили свой быт и труд машинами, все более сложными. В отличие от человека, машины управлялись линейными алгоритмами и бинарным кодом. И для того, чтобы добиваться от машин желаемых действий, появились «переводчики на машинный». Операторы, кодеры, программисты, инженеры. 
Люди, транслирующие сложную, многозначную эмоционально-нагруженную, социально-обусловленную, личностно-разную, ситуативно-варьирующуюся человеческую волю — машинам. На их, машинном, понятном, бинарном языке. 
Мы учились понимать машины и говорить на их языке. 

Но это меняется. 
И центр власти упрямо ползет.
И все, что сейчас происходит в UX, AI и machine learning говорит о том, что вместо переводчиков на машинный, теперь нужны переводчики для машин — на человеческий.

Мы движемся к тому, чтобы не мы подстраивались под машины, а машины подстраивались под нас. Поняли, распознали, считали наш сложный нелинейный отягощенный всем, чем только можно, код.

А это перевести машинам сможет не тот, кто знает машинный, а тот, кто прежде всего знает человеческий. В самом широком смысле. 

Вот зачем растет поколение высокочувствительных, рефлексирующих, эмпатичных diital natives. 

C вами была #ЧемЯХужеБританскихУченых

«Бедные ваши дети!»: пассивная агрессия в соцсетях

Когда гнев и раздражение можно выразить прямо, это неприятно, но просто. Если кто-то говорит «ты дура» — при всем негативе послания, мы все-таки четко понимаем, что это — агрессия, и можем принять решение в стиле fight or flight, или ответить тем же, или просто отказаться вступать в конфликт, оставив его на совести (не факт, что присутствующей).

Однако большинство воспитанных людей держат прямую агрессию под запретом. Чувство же от этого никуда не девается, и посему мы имеем 500 комментов пассивной агрессии под колючими постами.

Почему пассивная агрессия намного тяжелее? Во-первых, потому, что она манипулятивна, и по сути не дает морального права ответить прямой агрессией, не платя за это своим самоощущением воспитанного человека. Иногда она так красиво завуалирована, что зачастую сложно ее выловить, но оставляет ядовитое послевкусие. Это манипуляция, цель которой — слить раздражение и ощутить превосходство.

Словесное насилие — это любые выражения, направленные на то, чтобы принудить нас почувствовать себя хуже. Пассивное словесное насилие — это те же выражения, которые лучше или хуже замаскированы под что-то иное. Но маскировка не меняет сути, и именно поэтому, мы зачастую не можем найти, в чем подвох, но ощущаем, что на нас напали.

Конфликт развивается по сценарию — завуалированное унижение — «ачотакова» — «она сама себя высекла». То есть агрессор сначала осуществляет скрытое нападение, потом пытается доказать, что он не нападал («я просто высказываю мнение»), а потом сваливает вину за обиду обратно на жертву.

КАК УЗНАТЬ?

Как чаще всего маскируется пассивная вербальная агрессия:

  1. Прямое отрицание сказанного путем обесценивания: «Чушь какая», «Бред пишите», «да ну, ерунда», «фигня».
  2. Косвенное отрицание сказанного путем фальшивого выяснения источников:  «Ссылки в студию», «С чего вы это взяли», «Кто вам это сказал». Агрессор берет на себя право встать в позицию отчитывающего преподавателя и требовать объяснений.
  3. Уличение в скрытых мотивах: «Непонятно, чем тут хвастаться», «можно было и не выпендриваться», «ну купите себе медаль». Агрессор считает, что уж он-то уличил вас в низости, и это необходимо открыть миру.
  4. Уличение в предполагаемом вранье: «А сами-то небось», «знаем мы».
  5. Навязывание чувства вины: «а дети беженцев меж тем голодают».
  6. Прямая рекомендация как жить: «Лучше бы», «Надо быть проще», «Забейте», «Да радуйтесь лучше», «будьте добрее», «мужика вам надо»,  и все, со словом «надо» в начале.
  7. Косвенная рекомендация как жить со ссылкой на некую истину: «все нормальные люди», «а вот настоящая женщина».
  8. Фальшивое сочувствие: «мне вас жаль», «бедные дети».
  9. Кликушество: «а потом удивляются», «чего ожидать», «вот так и вырастают».
  10. Навязанное нелестное сравнение (белое пальто): «Это что, а вот у», «а вот я никогда».
  11. Обесценивание: «ну и что с того», «и кому это нужно», «и зачем вы это пишете», «это и так всем известно», «тоже мне»
  12. Косвенное осуждение: «такие как вы».
  13. Непрошеная диагностика причин: «а все потому, что», «ничего удивительного, ведь вы же».
  14. Грамма-наци. Давать публичные комментарии об ошибках другого так же этично, как публично комментировать пятна на галстуке.
  15. Просто проекции, зачастую не имеющие никакого отношения к вам и сказанному. Отличаются они тем, что не имеют вообще никакой логической связи с сказанным вами, но при этом являются агрессивными, и говорятся вам, ставя вас в позицию оправдания.
  16. Разговор об авторе в третьем лице в прямом комментарии: «такие всегда», «она просто».
  17. Отказ в праве на реакцию после пассивной агрессии: «такие как она просто хотят выделиться, но спорить не буду, мир дружба жвачка».
  18. Троллинг — писать не буду, он настолько понятен, что его уже можно считать прямой агрессией.

Почему все эти пассы я причисляю к пассивной агрессии? Потому что они а) пытаются выдать себя за заботу, внимание, дискуссию, меж тем являясь скрытым сливом эмоциональной агрессии. б) преследуют цель унизить адресата и возвысить говорящего и в) делаются без запроса.

Характерной чертой является отсутствие «Я» в большинстве (ведь автор пытается не быть агрессором), высказывания идут как бы от лица «всех», безлично.

 

КАК РЕАГИРОВАТЬ?

Я реагирую так:

  1. Обозначаю, что считаю происходящее агрессией в Я-сообщении. «Мне неприятно, когда вы», «Я не люблю, когда».
  2. Если классический виток агрессии продолжается в стиле  «ачотакова», «я просто высказываю мнение», «где вы увидели» — могу пояснить, что задело, какое именно строение фразы, оборот, непрошеный совет мне неприятен. Иногда люди готовы слышать, я лично готова слышать, когда кого-то обижаю.
  3. Если виток агрессии продолжается в стиле «не надо быть такой чувствительной», «это ваши проблемы» — отвечаю, что мое дело обозначить, ваше дело услышать или нет. И выхожу из беседы. Иногда выхожу раньше. Иногда даже не обозначаю, когда общий уровень собеседника позволяет предполагать, что это стандартный стиль общения.

КАК ОТЛИЧИТЬ ОТ ИСКРЕННЕЙ ЖАЛОСТИ, ИНТЕРЕСА, БЕСПОКОЙСТВА?

Человек, желающий искренне помочь, но выразившийся в агрессивной манере, скорее всего услышит вас и или извинится, или переформулирует. Если же он пошел на второй или третий виток агрессии «имею право на мнение», «тут не на что обижаться», то см. пункт выше.

КАК НЕ БЫТЬ АГРЕССОРОМ?

Мне помогает остановиться и подумать о своих целях. Если моя цель — выразить эмоции гнева и возмущения, то постараюсь остановить себя, и дойти до более значимых целей.

Если моя цель таки «помочь», сделать мир лучше, так сказать, то это вынуждает остановиться и задуматься, КАК написать так, чтобы тебя услышали. Моя цель меняется от выражения своих эмоций на достижение диалога, в котором тебя услышат.  Приходится несколько раз проговорить в голове ответ, прежде чем нащупаешь нужные, искренние слова. И тогда рождается что-то вроде:

«Я понимаю вашу позицию, но мой опыт не позволяет с ней согласиться». (высказать несогласие прямо)

«Не хочу лезть с советами, но в такой ситуации мне помогло то-то и то-то, если хотите, я могу рассказать» (отдать право получить совет или нет)

«Я читала одну книгу, там говорилось» (без совета прочитать)

«Я не могу сравнивать, у нас разные ситуации, но в моем случае…» (прямой отказ от сравнения, личный опыт)

А если нет сил сдерживать праведный гнев, то хотя бы признать его:

«Я знаю, что звучу осуждающе, но для меня это ужасно» (я сообщение, признание своей агрессии).

 

Ну и напоследок. Никто из нас не ангел, и я периодически язвлю и сливаю. И, зная об этом, начинаю с себя. Умение говорить о несогласии уважительно и прямо — это возможность наполненной, интересной дискуссии, которой в формате «кто прав» никогда бы не случилось. А это — богатство.