О будущем человечества

Cпасет ли перенаселенную планету снижение потребления?

Снижение консьюмеризма, безусловно, может иметь положительный эффект для окружающей среды с точки зрения производства, свалок и так далее. Одновременно с этим, экономика устроена так, что каждая купленная нами ерундовина — это кусок хлеба индонезийского ребенка, который работает на фабрике с 6 лет. Поэтому одновременно с восстановлением девственных лесов, мы наращиваем количество очень бедных людей, которым станет нечего есть.

Чтобы кто-либо получал что-либо, надо это что-либо кому-то купить. Инвестиции, которые мы видим во все области экономики оправданы ожиданием дохода с этих инвестиций, который оправдан ожиданием спроса на продукт этих инвестиций. Если по какой-то причине спрос падает — падают инвестиции в производство, сокращаются рабочие места, люди остаются без доходов. Для поддержания мира и недопущения резни среди голодных безработных нужны социальные дотации. Дотации должны финансироваться налогами с бизнеса, который требует все того же растущего спроса, гарантирующего добавленную стоимость.

В виде малого примера эти тенденции можно наблюдать на экономике отдельных стран. Регулярная смена социальной и консервативной модели поддерживает этот баланс: накопленный финансовый жирок богатых мира сего идет в инвестиции, которые двигают экономику вперед, обогачивая богатых. Бедные тем временем беднеют, спрос падает, экономика стагнирует. Рано или поздно необогаченные бедные устают, происходит смена правительства, и идет временная раздача накопленного жирка бедным в виде социальных пособий, стимулируя спрос. Спрос снова дает пинок экономике, растет производство, бизнесы снова переходят из режима экономии и схопывания в рост. Бизнесы крепнут и снова смещают социалистов во власти, и так по кругу.

Если взять мировую экономику, то общий объем ее неуклонно растет, и рост этот обеспечен прежде всего ростом спроса. Упадет спрос — будет мировой аналог austerity, когда стагнирует экономика, стагнирует рост бизнеса, падает возврат инвестиций, падают инвестиции, теряются рабочие места, все беднеют. Ни одна из социальных систем не может сущестовать долго, не съев сама себя, поэтому маятник «раздадим всем поровну» и «надо поддержать бизнес, иначе всем будет плохо» — есть формат выживания. Просто сейчас это планетарная экономика, а не отдельные страны.

Если посмотреть модель Скандинавии, «успешной» социалистической экономики, то их основной проблемой является отток профессиональной рабочей силы, которая не может заработать достаточнов социальном государстве, и посему уезжает зарабатывать в капитализм, а потом возвращается на пенсионные гарантии к себе. Скандинавские экономики, согласно прогнозам и их собственным исследованиям, обречены к схлопыванию к 2050 году, если они не добавят капитализма.

Есть ли какие-то регулирующие механизмы, кроме снижения оборотов экономики?

Одна из теорий биосферы гласит: при перенаселении одного вида и истощении ресурсов, рождается поколение, обреченное на экспансию и самоубийство в процессе. 
Такими же примерами в биосфере является, например, нашествие саранчи, когда она срывается из своей территории и гибнет в процессе.

Исторически внутреннее саморегулирование человечества осуществлялось за счет смертности, войн, голода и так далее. Стивен Хокинг пишет о том же самом: проблемы истощения ресурсов исторически решались экспансией на новые земли. Но сейчас новые земли кончились.
Есть и другие внутренние механизмы. Например, перенеселенная Европа, отменив себе возможность внутреннего истребления и решив проблему детской и ранней смертности, приходит к «естественному» регулированию за счет меньшей рождаемости, поздней рождаемости, феминизма и других тенденций, которые сокращают рождаемость. Но скачковый прирост населения обеспечивается не Европой, а другой частью мира. Там по сути, «естественные» механизмы остаются на уровне столетней давности, с ожидаемой смертностью 9 из 10 детей. Но импортированные программы западного мира, прививки, антибиотики и так далее, снизили смертность, в то время как собственных механизмов для регулирования рождаемости культура не выработала. 
Нарушен печальный и совершенно негуманный механизм внутреннего регулирования. Теперь это планетарная проблема, схожая с истреблением волков и защитой оленей, которые теперь расплодились так, что уничтожают леса.

Я пессимист в плане будущего. Последствиями текущей ситуации для человечества мне кажутся:

— Ускоренная колонизация других планет, паралельная с жестким контролем рождаемости, что создаст экономический кризис и вытолкнет голодное поколение на другие планеты в поисках лучшей доли, как когда-то вытолкнуло ирландских эмигрантов в Америку.

— Внутренние войны, эпидемии и массовая гибель людей в тех или иных формах катастроф.

— Некая технологическая утопическая матрица, когда меньшинство у власти сажает большинство на минимальный паек, максимально отупляет, регулируя амбиции и размножение. Бедные нации в отравленных землях без возможности роста, но с потреблением достаточным, чтобы сидели тихо. Этакий аналог индейских резерваций, постепенно уничтоживших коренное население Америки.

В таком раскладе колонизация Марса — пожалуй, наша светлая перспектива, если только все человечество не займется резким сокращением рождаемости (а феминизм, как верно отметила Наташа Кузнецова, и образование женщин — самый быстрый путь к этому). К сожалению, сокращение рождаемости приведет к большому количеству очень бедных стариков.

А вы? Видите ли выход для планеты и человечества?