Жадность

Вопрос денег, почти как «квартирный вопрос», притягивает слишком много эмоций. Погуглите — вы найдете сонмы людей, схем и предложений, обещающих практически все: от астральных практик по чудесному привлечению денег в вашу жизнь до мошеннических схем «как разбогатеть, ничего не делая для этого».

Мир полон как верованиями, которые находят в деньгах источник всех зол, так и верованиями, хоть и надо признаться, более редкими, которые говорят, что деньгами можно решить все.

Если честно, и то и другое мне кажется безосновательно раздутым.

Единственные ресурсы, которыми человек по-настоящему обладает — это наше время, здоровье, ум и дух. И если подумать, мы не можем их положить и сохранить в сейфовой ячейке банка. Поэтому у нас есть выбор: мы можем их разбазарить, потратить, инвестировать, обменять, подарить, или делать все это всю жизнь, не отдавая себя отчета.

Деньги — это всего лишь средство обмена. Для некоторых обменов они нужны, для некоторых — нет. Мы вкладываем в детей свое время, силы и душу, и мы получаем удовольствие, внутренний рост, эмоциональное удовлетворение, интеллектуальное развитие — иными словами — счастье. Нам не нужно для этого дополнительное средство, это прямой обмен. Однако владелец магазина может не испытывать энтузиазма обменять буханку хлеба и пакет молока на нашу эмпатию и время в магазине. И тут мы нуждаемся в средстве обмена.

А теперь давайте подумаем, почему мы находимся в отношениях любовь-ненависть со средством обмена? Почему у нас вообще с ним есть отношения? Прочитайте эти фразы:

Деньги — источник всех зол.

Не в деньгах счастье

Лучше бедный и здоровый, чем богатый и больной

Всех денег не заработаешь

Богатые тоже плачут

Они находят у вас эмоциональный отклик? Можем ли мы в принципе сказать или подумать слово «деньги», не снабжая его эпитетами вроде «жадность», «эгоизм», «бездушие«?

Причину такой реакции я вижу в проекции.

Мы проецируем те эмоции, которые возникают в нас, когда мы видим, как обмен наших ресурсов оказывается несправедливым, нечестным, бессмысленным. Мы проецируем эмоции, которые мы испытываем, сталкиваясь с чуждыми для нас ценностями, верованиями, приоритетами других людей.

Но именно мы являемся хозяевами своей жизни, и от нас зависит, как мы распорядимся со своим здоровьем и временем — сделаем ли мы это умно, честно, справедливо — или нет. Мы можем ненавидеть безвкусную демонстрацию богатства, но ненавидим мы именно чуждые для себя ценности. Мы можем считать, что помешательство на деньгах — это грех, но грехом мы считаем то, как используются деньги. Деньги вообще можно исключить из уравнения, и мы будем испытывать те же эмоции по отношению к жизни, потраченной на наркотики. Мы не можем принять то, как другие люди обходятся со своей жизнью, и мы проецируем это неприятие на средство обмена. Когда маленький ребенок, еще в глаза не видевший денег, отказывается поделиться тортом с друзьями, мы же не думаем, что виной всему торт? Мы понимаем, что дело тут в ценностях и человеческих качествах, которые для нас значимы.

То же самое и с деньгами. Тот факт, что какие-то люди не используют это средство так, как мы считаем следовало бы, тот факт, что какие-то люди путают средство с целью — не означает, что это нужно делать нам.

Средство обмена можно использовать для добра и для зла, мы можем выменять себе время, стиль жизни, возможность помогать окружающим, образование — и что угодно, что считаем важным. Само средство обмена — нейтрально. Гнев и раздражение вызывают не деньги, а разочарование в своей способности справляться с обменами в нашей жизни, раздражение на отсутствие навыков обмена наших ресурсов на те результаты, которые мы хотим получить.

Бизнес — это система получения прибыли. Это один из способов обменять наше время и способности на деньги, которые потом мы сможем обменять на наши цели и наш стиль жизни. Есть и другие пути — можно устроиться на работу, продавать продукты собственного производства, или помогать другим людям в надежде, что кто-то поможет и нам. Суть остается прежней: это наш выбор. Умение обмениваться в жизни — это навык, умение обмениваться с умом и выгодой — искусство. И как любому навыку — этому можно научиться. Чтобы построить себе жизнь своей мечты — этот навык необходим. Эмоциональное залипание на отторжении, чувстве вины и стыда по отношению к средству обмена не поможет развитию этого навыка. Два маленьких мальчика меняют машинку на йо-йо, и учатся. И вдруг вы видите, что мальчик начинает дрожать над йо-йо, воровать йо-йо, отбирать йо-йо, копить йо-йо.

Причина этого — жадность, а не йо-йо.

Причина жадности — нехватка любви, а не йо-йо.

Программы

Для изобилия у нас нет программ. Нет алгоритмов для сытости. Сухой и жилистый от тягот наш предок впивался гниющими зубами в теплый клубень, закусывал луковицей, и шел горбатить с первыми петухами. Работали тяжко, чтобы есть, ели, чтобы жить. Изобилие еды случилось совсем недавно, и, судя по происходящему, для него у нас нет программ.

Идея «а что я хочу в жизни» тоже относительно нова. 
Сплином и поисками себя увлекалась избранная удачливая кучка наследников, в то время как большинство наших прародителей не имела возможности задуматься, а охота ли ему сбивать руки в пахоте или тачать сапоги в темной каморке. Работали, чтобы есть, ели, чтобы жить.

Вот теперь мы стоим перед разверзшимся новым горизонтом возможностей, желаний и вкусов, и чешем репу, что с этим со всем делать.

Как дети, упивающиеся свободой не мыть шею, топчем все, что включает себя слова «долг» или «надо». 
Как дети, ворвавшиеся на ярмарку с бесконечным количество жетонов, до тошноты уедаемся, упиваемся и укатываемся впечатлениями.

Одни пробуют обуздать обрушивуются на нас бесконечность доступностей по-старинке: контроль, слежка, рационы, завесы, замеры и контроль. Удивлена, что никто еще не сделал диету по талонам.

Другие ныряют с головой в бесконечные поиски и впечатления, выныривают в Азии, любят, молятся, едят.

Мы тревожимся за своих детей — а как они справятся с этой лавиной? Как будто между «запретный плод — сладок» и «гуляй, рванина» нет ни тонов, ни оттенков.

Постоянно, как биржи в период депрессии, осыпаются критерии всего. Куда бросаться? В холотропное дыхание, программирование, арт-терапию, спасение лесов Амазонки, стартапы, телесные практики? Кому верить — Тони Роббинсу или Далай Ламе? Спорт — это абьюз ребенка или здоровый дух? Мне на марафон похудания, психосоматики, сексуальности, сценарного дела, валяния из войлока или прокачки соц. сетей? На что ставить, в какую банку складывать и куда бежать?

Поделюсь своим, крайне простым и потому не монетизируемым алгоритмом поиска основ в этом мире:

1. Делай, что должно. 

2. Делай хо-ро-шо. 

2. Делай не то, что делают все.

3. Доверяй интуиции.

4. Когда она молчит, см. п. 1.

Я в Инстаграмм https://www.instagram.com/nechaeva.official/

А все-таки все в конечном счете сводится к тому, верим ли мы в свободу выбора или нет.

Какое-то время назад по сети ходил пост о том, как достали достигаторы писать о своих достижениях. Что, мол, раз они в принципе поднимают попу с дивана, то это от того, что им повезло, и так сложилась жизнь, что ресурс у них есть. А кому-то нет, и ресурса у них нет. Они не могут «собраться, тряпкой», у нех этого выбора.

Или вот ситуация с домашним абьюзом. Сотни академических статей пишут о том, «почему она не уходит». Об изменениях психике, о стокгольмском синдроме. О том, что у человека нет ресурса самому уйти, пока его не вытащить. Что этого выбора у нее нет.

С другой стороны этой дискуссии находится закон, который по сути гласит, что не важно, что у тебя там с ресурсом, повезло ли тебе с крепкой психикой и хорошим стартом, ты взрослый человек и несешь за себя ответственность. Ибо у тебя всегда есть выбор.

И я прихожу к такому неутешительному выводу, что «свобода выбора» дается или отбирается вовсе не как-то последовательно, а в полном соответствии в фундаментальной ошибкой атрибуции.

Оная гласит: свои удачи мы объясняем своими личными качествами, свои неудачи — внешними обстоятельствами. Удачи других мы объясняем внешними обстоятельствами, их неудачи — их личными качествами. Иной ее вариант: «всего хорошего я добился сам, во всем плохом виноваты родители».

Так вот, обратите внимание, что те, кого мы записали в «свои» и «хорошие» — не имеют свободы выбора в неприятных обстоятельствах, и имеют ее в приятных. А те, кто «они», и «плохие» — наоборот.

Один и тот же человек может быть несчастной жертвой обстоятельств и онасамаэтовыбрала в зависимости от того, с какой стороны повестки кричат.

Камо грядеши?

Будьте придирчивы в выборе лидеров мнений. Куда вы попадаете, где находите себя, с кем.
Что за риторика звучит вокруг вас. 
Как часто вместо «я с вами не согласен, потому что» вы слышите «посмотрите на эту дуру с ее уродскими идеями».
Как часто пытающегося объяснить обвиняют в попытке оправдать.
Как часто несогласных не убеждают, а унижают.
Как часто звучат одни и те же фразы и лозунги.

Определен ли у вас враг?

Есть ли у вас уже свой словарь для них, тех, кто теперь с образной желтой звездой — все эти ебанашки, фитоняшки, яжематери, кукусики, фемки, овуляшки, психолухи. 
Стало ли это уже ли это принятым языком для названия чужих вам? 
Есть ли у вас лидер, с которым нельзя не соглашаться, не рискуя травлей десятка приспешников. 
Которому нельзя задать вопрос, не рискуя быть униженным, вместо ответа?
Как часто в вашем инфополе обсуждают идеи, смыслы?
И как часто — очередного врага?

Чувствуете ли вы торжество, когда совместными усилиями запинали кого-то в очередном холиваре. Вот это упоительное «так ему!».
Чувствуете ли вы за собой право и обязанность выявлять вражеский элемент и нести это своим соратникам?
Считаете ли вы, что очередная расчехлившаяся «самавиновата».
Считаете ли вы, что очередной расчехлившийся «заслужил».
Считаете ли вы, что «по-другому с ними нельзя»?

Этот пост написан по вдохновению и мотивам прекрасного поста Anna Ivanova

Против всех.

Читала комменты к обзору гаджетов, и мне открылась страшная тайна.


Все, все против нас.

Производители диванов и кресел вступили в тайный сговор с производителями токсичных химических наполнителей и тратят миллионы, чтобы инвалидизировать общество. «Наш конкурент — бег и здоровый образ жизни», — было написано во внутреннем меморандуме, ставшем достоянием общественности, благодаря анонимному информатору. Последние исследования доказали: сидение приводит к таким страшным болезням, как геморрой, рак кишечника и смерть!!! Безответственные родители не только заваливают своих детей диванами и креслами, а и сами, не стесняясь, сидят! Группа неравнодушных родителей выступила с кампанией «Мягкая смерть», направленной против производителей мягкой мебели, которые, в погоне за прибылью, находят все более изощренные способы затащить людей в путы диванной жизни. Вспомним некрашеные скамейки нашего детства, а родные деревянные стулья с прямыми спинками?! Они заставляли наши ягодичные мышцы работать, елозить, на них долго не посидишь! Но разве устоять нам против современных материалов, предвосхищающих и облекающих все формы тела? 

Вы знаете, что с уходом дисковых телефонов страшным образом упал тонус указательного пальца и правого плеча? И при этом нездорово вырос тонус больших пальцев? Исследования губительного влияния этих изменений уже начались.

Вместе с гужевым транспортом ушла душа из передвижения. Разве можно сравнить единение с великолепным животным в многодневной тряской дороге по просторам нашей родины с перемещением в смертельноопасной железной коробке, источающей яды и токсины?!

Печатное слово разрушило очарование переписчиков. Разве могут бессмысленно набранные в ядовитой типографии буквы передать настоящее тепло написанных от руки свитков и берест?

Вы знали, что Томас Эдисон, изобретатель лампочки, заставлял своих детей читать при свечах? О тлетворном влиянии электрического света на мозг говорят уже очень давно, но это не мешает производителям повсюду совать свой мертвый свет. Посмотрите — он преследует вас везде, даже на улице, даже в спальне! Несмотря на 100 лет исследований, скрываемых лобби электрокомпаний, вы не сможете убедить современного ребенка читать при свете лампады!

Как могут эти сложные, вылитые на бездушном производстве, снабженные точнейшей техникой музыкальные инструменты научить настоящему Творчеству. Как развивалась фантазия и навыки, когда ты выстругивал свистульку из березы? А теперь что? Саксофон??

Все, буквально все, плетут против нас тайные сети зависимости. Производители отопительных приборов и пуховиков последнего поколения заменяют искусственным теплом наше взаимодействие с живой природой. Строители приучают нас к неестественно ровным дорогам, дорожная разметка и карты — инфантилизируют нашу способность ориентироваться, картины создают несуществующую иллюзию реальности, музыка прямым образом стимулирует неестественное выделение допамина и серотонина, от скрипки сколиоз, от футбола мениск, от новостей плешь и высокое давление.

Когда моему ребенку было 2 года, ему подарили машинку. Нет, в моем детстве тоже были машинки, но, во-первых, чтобы она ехала, мне нужно было бежать, развивая легкие, и тянуть ее за веревочку, развивая крупную и мелкую моторику. Машинка моего ребенка ездит на заводе. Разве сравнится бег с куцым движением завода пружины? Но самое главное — это зависимость! Когда 2-х летний малыш с пустыми глазами снова и снова запускает машинку бегать по ковру — это страшное зрелище. Ограничения ни к чему не привели — он стал запускать машинку тайно, когда я не вижу. Я даже поймала его ночью за этим! Он не хотел ни изучать полезные кубики с буквами, ни слушать развивающего Баха — он хотел ИГРАТЬ! Пришлось ввести жесткие правила. Никакой механики по будням. Только развивающие погремушки и пение птиц. Пусть малыш учиться доить коров, прясть, свежевать дичь, добывать огонь из кремня, осваивает все полезные навыки. А иначе, в кого он вырастет, чему он научится? Нажимать кнопки на компьютере, что ли?

Дикие люди прошлых черно-белых веков винили в своих бедах внешние силы. Они жили в мире могущественных злых богов, насылающих на них проклятия, пожары, болезни и падеж скота. Они мало что знали пока о законах физики, химии и биологии, и сжигали тех, кто приносил им очередную шайтан-машину. 

Лет через 500 люди будут читать о темном аналоговом веке, когда люди в своих бедах винили внешние силы — могущественные копрорации, заговоры маркетологов, опасные движущиеся электронные картинки и цифру. Они мало что знали о геноме, микробиоме, психике и личности, и берегли своих детей от шайтан-машин.

По усвоенному с детства завету предков.

Уметь выбирать

Вот раньше как: где родился, там и сгодился, в жены Катьку родители сосватали с соседнего двора, ну и детишек сызмалу к ремеслу. До города осьмнадцать верст, да и кому ты там, в калашный ряд. 
Привыкали. 

«Тепло, дедушка» — а вот и награда Настеньке, натерпела себе награду. Стерпелась жизнь — что работа, что муж, что бог, что хутор свой, что зимы ледяные, что годы голодные, что дети померли. 
Терпи, а там, глядишь, и слюбится, и счастье найдется.

Умение было такое — терпеть, привыкать, да радость искать. 
Псалтыри зубрили, строили навека, чтобы и дитям и внукам не улететь из родного гнезда, по бабкиным рецептам капусту солили, прабабкиными иконами венчали, корни — как колея, глубокая, топкая. 
Ни сбежать, ни вырваться, ни ослушаться, да выбирать-то из чего, когда? Жизнь короткая, как семи годков матери помогать начала, так в 16 уж взамуж, а там детки да смерти, да труд. Может и слышала скрипку разок, на ярмарке, внутри рвануло что-то, а куда ж. 
Терпеть, не роптать, в своем колодце счастье искать. 
И умели искать. Копали вглубь, перелицовывали стены.
Вот и счастье, когда не выбираешь, в смирении и труде.

А сейчас выбираешь.
Без кофеина, с овсяным молоком, миндальным сиропом без сахара, без сливок, шоколадом посыпать не надо, а корицей, да.
Шесть выборов к одному кофе.
Это я к компьютеру села, крем себе купить. От морщин, увлажняющий, укрепляющий, выравнивающий, с витаминами, ретинолом, нейропептидами, гиалиро…лури…луриановой, да крем мне дайте!
Мне ж ребенка развивать надо, вся в морщинах уже от тревоги. Его на шахматы, фехтование, китайский, саксофон, программирование, гимнастику, тайчи, зумбу, вязание, кулинарию, инженерию, футбол, риторику, плавание, скалолазание или графику отдать? Художественная или спортивная гимнастика? 500 комментариев. Все же надо учесть. Психологию, тренды в профессиях, квалификацию тренера, влияние на репродуктивные органы, а форма, вы же слышали, она вся с добавками латекса, а от латекса рак? От сливочного холестерин, от подсолнечного рак, а оливковое вообще обман, как выяснилось, еще хуже шпината.

Каждый день выбираешь. Включил отопление, выключил кондиционер. 7 дней наш сервис подписки бесплатен, попробуйте. Откусил и сплюнул, отодвинул, ушел. Ушел со скучного спектакля, переехал, сменил работу, развелся раз пять, полмесяца выбирал отпуск, полгода — машину, а тут уж все скидки прошли. Слишком долго выбираешь.

Нужно быть готовым, выбирать, как карты скидывать, мимо, мимо, мимо, следующий, следующий. 
Чтобы получить сто клиентов надо обзвонить 6000 человек, конверсия. 
20 кружков конвертируются в хобби, 100 свиданий — в жену. 
Ничего не терпеть, терпила. Искать свое. Искать, выбирать, пробовать, отказываться.

Другие совсем умения, другие компетенции, в мире, где ничего почти не задано, где без корней и колеи, маши крыльями или чем придется, хоть в Массачусетский Технологический, хоть на Чукотку, у тебя почти сто лет в запасе и вся котомка в облаке, линзы любого цвета, карточка на все виды транспорта и жизнь на все виды жизни.

А мы их учим зубрить псалтырь и три клеточки справа. Учим терпеть. Учим терпеть.

А надо учить выбирать.

Умение выбирать

Еще какие-то 50 лет назад жизнь была совсем другой. Если ты хорошо учился в школе, ты мог поступить в приличный институт. А если плохо — мог пойти в ПТУ и работать. А потом ты работал-работал, и мог вдруг позволить себе машину. И приличную мебель. И телевизор. На нем было 5 каналов.  И где-то там потом — отдельную квартиру. А потом даже дачу. И хорошую школу для детей, с репетиторами. И так по кругу. А если у тебя этого не было, то это от того, что ты не мог себе этого позволить. Это был мир, где мы бились за доступность. Урвать билеты на редкий спектакль. Выгрызть поездку в Париж и опять хотеть в Париж.

А сейчас доступно практически все. Живи в Житомире и слушай лекции Массачусетского Технологического. На Курсере 1840 курсов и специализаций.  Научись чему угодно. В любом возрасте. Стань кем угодно. Посмотри любой спектакль — да, в записи, но пожалуйста. Вот тебе и Каррерас и Джуд Лоу с экрана, только руку протяни. Послушай лучших на ТЕДе. Не знаешь как- вот видео, вот инструкция, вот вебинар. Нет времени читать — а кто-то уже прочитал в выложил 5 минутные выжимки. Одиноко — миллион групп на все случаи жизни. Поговори вот прям сейчас с теми, кто так же страдает от одиночества или любит выживать крестиком. Да вон клуб для мужчин по вышиванию крестиком за углом. Нет машины — есть кар шеринг. Нет денег на отель — меняйся домами или занимайся диванным серфингом. Была тут на выставке «Интернет Вещей». Холодильник не только сам заказывает еду и общается с кондиционером, но и на своей стенке делает все то же, что уже делают телефон, телевизор, компьютер и планшет. То есть нужно не только выбрать, какой фильм ты хочешь посмотреть, а фильм ли, а то может сериал или подкаст или вебинар или вайн или ютьюб, а может почитать соц. сети или початиться? И на чем? Или вот нужен человек — так надо задуматься — ему звонить или писать? Смс, мэйл, вотсапп, мессенджер?

При таком количестве возможностей всего на свете, задача уходит от выгрызания зубами доступа к благу, а приходит к способности ВЫБИРАТЬ.

2681083646_467e833b70_b

А это значит, что нашим детям хорошо бы:

  1. Прежде всего знать, что выбор ЕСТЬ. Это значит, что у них должен быть опыт выбора, не только красной или желтой кружки, а и того, каким спортом заниматься, с кем дружить, какие книги читать и какую музыку слушать, в какой институт поступать и поступать ли вообще. Им необходимо проживать ситуации выбора, что подразумевает и ситуации отказа от выбора родителей в том числе.
  2. Уметь выбирать. То есть обладать инструментами выбора: оценки вариантов, осознания и постановки критериев. Тут очень могут помочь родители с правильными вопросами: а почему тебе это нравится? А почему для тебя это важно? А что для тебя «друг»? Этот тот, кто поможет? Или тот, с кем тебе интересно? Или тот, у кого чему-то можно научиться? Или тот, с кем тебе легко? Или тот, с кем ты часто видишься? Спрашивая ребенка о разных гранях его выбора, мы помогаем ему видеть, какими разными бывают критерии, и помогаем в дальнейшем думать не только о том, что «мне нравится», а и «мне это полезно», «так я чувствую себя значимее», «мне это интересно», «так я буду популярнее». И чем больше любопытства и чем меньше оценки в наших словах, тем больше ребенок будет учиться познавать, а не судить.
  3. Знать, что «его». Это знание предполагает опыт осознанности. «Ты устал в шумной компании?», «тебе нравилось, что тебе все аплодировали?», «ты сыт?», «что бы тебе сейчас хотелось съесть? холодного или теплого? соленого или сладкого?» — все эти отсылы дают возможность ребенку обратить взгляд в себя, узнать, как это, когда ему хорошо, и как это, когда ему плохо. А поддержка этих чувств дает ему силы и в дальнейшем знать, что «это мое», «я это хочу».
  4. Уметь говорить «нет». Любой выбор предполагает не только понимание, что хочется, но и отказ от того, что не хочется. Это значит, что с «нет» нужно считаться. Одна из любимых моих цитат «Как ребенок скажет «нет» наркотикам, если он не может сказать «нет» своей маме. Это не значит, что мы всегда можем согласиться с отказом ребенка, иногда этой возможности нет. Но всегда есть возможность заметить и признать его отказ, даже когда мы действуем вопреки ему. «Я понимаю, что ты не хочешь, и ты против, и мне очень жаль, что приходится настоять, но сейчас я хочу, чтобы ты сделал, как я сказала».
  5. Умение жить с выбором, или нести ответственность за него. Это, пожалуй, самая сложная тема. Потому что часто под «научить ответственности» понимается скрытое наказание. «Вот ты не захотел надеть шапку, вот и мерзни теперь», «не пришел, когда я звала ужинать, теперь ходи голодный». В этом подходе мне противны две составляющих. Во-первых, он учит тому, что на родителей нельзя положиться. Что они будут упиваться твоей ошибкой и не помогут, если ты оступился. Во-вторых, он предполагает, что дети идиоты, и неспособны сопоставить причину и следствие, и сделать из этого самостоятельный вывод. Действительно, иногда ребенок в силу своего развития еще не может провести логической связи, и поэтому, именно поэтому очень важно, чтобы родитель был на подхвате. «Ты замерз без шапки, я взяла ее с собой, надень». «Я уже убрала ужин, а ты проголодался, давай я дам тебе бутерброд». Когда мой ребенок говорит «не, я лучше сейчас доделаю математику, потому что с утра я буду торопиться» — она говорит это не потому, что когда в прошлые несколько раз она выбрала доделать уроки с утра, а с утра торопилась и нервничала, я сделала ей выволочку с непременным «а я говорила!», «ну вот видишь, вот и пожинай теперь». А потому, что когда она с утра нервничала и торопилась, я помогла ей доделать, и сказала «да, с утра всегда так торопишься, не до математики, да?». И она сама дошла до нужного вывода. Вместо того, чтобы поучать «не ешь все конфеты сразу», я разрешала есть все конфеты сразу. И назавтра, когда было обидно, что ничего не осталось, не выступала с «вот видишь, не надо было все сразу есть», а давала возможность осознать произошедшее «как жаль, что ты все съел вчера, вот бы было здорово, если бы немного осталось и на сегодня, да?». И он сам научился растягивать удовольствие.

Что там говорить, мы сами часто совершаем выбор, о котором потом жалеем. И это очень важный опыт, если мы проходим его, учась пониманию, что нам надо, чего мы хотим, какие критерии для нас важны, а не угнетая себя чувством вины и собственного критика с вечным «а я тебе говорила». Тем важнее учиться этому, пока выборы твои заключаются в том, съесть ли второе мороженое или нет, а не когда мы выбираем спутника жизни или рожать ли детей. Чтобы когда придет время выбирать спутника жизни или рожать детей, наши дети уже неплохо представляли, что они хотят, что для них важно, знали, что выбор у них есть, и что им с этим жить, и что в этой жизни будут те, кто им поможет.